Парковки и перестройка — журнал За рулем

Парковки и перестройка

Pokrovka

Pokrovka

«Прогресс есть замена одних неприятностей другими». Не знаю, что имел в виде автор данного изречения, но оно мне нравится. Именно его я припомнил, когда в сотый раз разглядывал старые фото Москвы. Вот на этом, к примеру — моя улица, Покровка. Только не сегодняшняя, а эпохи тридцатых ушедшего столетия. Я живу на этой улице всю жизнь: тем интереснее мысленно прокатиться в прошлое. И тем тяжелее осознать, что все это было признано негодным. То есть мешающим нормальной жизни. В итоге красавец-храм (вдали по нечетной стороне улицы) был уничтожен как «мешающий движению». Трамваи также попали под «зачистку» — вместе с рельсами. Булыжную мостовую на Покровке сменил асфальт. Велосипедисты сами все поняли и быстренько самоустранились. И это понятно: по Покровке сегодня и троллейбусу-то ехать небезопасно. А добровольно крутить педали — ну, разве что по выходным, да по троллейбусной полосе, да против движения и всех правил заодно... Скорее всего, нашим предкам подобная перестройка казалась правильной и логичной. Общая тенденция была, в целом, понятна: мы стремимся в светлое будущее, которое станет настолько лучше настоящего, что все нынешние сомнения покажутся смешными... Великолепный храм, конечно, жалко, но дети Шарикова, скорее всего, думали иначе. Однако вот что любопытно... В те времена автомобилей, в общем-то, не было. Особенно частных — где их взять и на какие деньги? Разве что Лиля Брик попросит знакомого поэта присмотреть какую-нибудь машинку в парижах и ниццах… Поэтому можно уверенно говорить: слом привычного уклада вели ради того, чего нет — ради автомобилей. И в ущерб тем, кто есть, то есть безлошадным. Потому что были уверены, что это правильно. Для кого все это делали? Для тех, кого нет. Для автомобилей.

А теперь откладываем фото в сторону и высовываемся в окно. Чем мы озабочены сегодня? На той же Покровке организуем велосипедные стоянки — раз! Здесь же выкладываем все и вся плиткой — два! Активно ратуем за общественный транспорт, изгоняя припаркованные тачки куда подальше — три! А из окна виден крест главного Храма на Волхонке: эти сооружения мы начали восстанавливать! Четыре… В общем... сегодня мы изгоняем автомобили с улиц! То есть делаем все с точностью до наоборот по сравнению с веком минувшим. И это опять кажется правильным и логичным: огромный мегаполис содрогается от пробочных конвульсий. А автомобилей стало ну очень много: сложно найти семью без машины, а то и без двух. Пойти и купить бибику — проще простого: посылать поэта за «Рено» в Париж уже не нужно. Но вновь слом уклада ведется ради тех, кого уже и нет — ради безлошадных. В ущерб тем, кто есть, то есть автомобилистам. Для кого это делаем? Опять для тех, кого нет. Только на сей раз для безлошадных. Что общего между подобными взглядами на две эпохи? Только одно: выходит, что большинству от наших благих намерений по части кардинальных переделок в обоих случаях становится плохо...

А самое глупое в том, что и предложить-то, вроде бы, нечего... И оставлять, как есть, нельзя, и к чему приводят переделки, только что выясняли. Хотя мою Покровку с Маросейкой в придачу уже собираются делать полупешеходной — или как это сейчас называется? В общем, в основном для пешеходов и общественного транспорта. Правда, вместо трамваев пока, видимо, будут троллейбусы, но это не столь важно. Тротуары расширят кое-где аж до 6,8 метров, а на пешеходных переходах появятся «островки безопасности». Вдоль дороги поставят скамейки, высадят кусты в вазах, сделают парковочные карманы, велопарковки и урны с пепельницами... Особенно хочется посмотреть на островки безопасности: где же их поставят-то? А вообще-то тянет на философствование. Про единство и борьбу противоположностей — когда-то проходили в вузах и прочих заведениях. Поразмышлять и, самое главное, предложить, а что бы сделал лично ты? Или чего бы не сделал?

Лично я сегодня согласился бы, верни моя Покровка тот далекий облик. Трамвайчик — это замечательно, отсутствие машин на тротуарах и на мостовой — это вообще фантастика. А Храм в рекомендациях не нуждался — это вообще было нечто исключительное. К нему французский вояка конвой поставил. То ли, чтобы уцелел, то ли чтобы разобрать и в Париж увезти — не знаю.

Как разобраться в том, что нужно переделывать, а что нет? Неужели у кого-нибудь есть ответ?

0_51f09_96fb1ee0_XL

0_51f09_96fb1ee0_XL

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии (24)

Самые новые