Гуси, лоси и батареи — журнал За рулем

Гуси, лоси и батареи

ГУСИ, ЛОСИ И БАТАРЕИ

РЫНОК И СЕРВИС

СДЕЛАНО В РОССИИ: ТЮМЕНСКИЕ АККУМУЛЯТОРЫ

ГУСИ, ЛОСИ И БАТАРЕИ

МИХАИЛ КОЛОДОЧКИН

Узнав, что каждый сотрудник Тюменского аккумуляторного завода к Рождеству непременно получает в подарок гуся, да еще в фирменном пакете, я невольно почувствовал некую симпатию к предприятию, на котором никогда прежде не был. Действительно — местный электромеханический завод давно прикрыли, АТЭ тоже исчез, а здесь не только продолжают работать, но еще и собственную живность разводят…

А вот и рояль в кустах — вернее, приглашение посетить завод. Как говорится, заодно и про батареи поговорим…

ПАЗ ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ТАЗ

Когда пятьдесят подмосковных специалистов наконец добрались до здания бывшей пересыльной тюрьмы, то на берегу Туры уже стояла баржа с четырьмя дизель-генераторами. Оставалась сущая ерунда — продолбить сибирскую землю, проложить кабели и… и построить на этом месте Подольский Аккумуляторный Завод — ПАЗ. Точнее, уже не Подольский, а Тюменский — ТАЗ!

В 1941 году так все и было — тогда маленькая Тюмень умудрилась оживить аж 22 эвакуированных завода. И в том, что вермахт не взял ни Москвы, ни Подольска, есть и ее заслуга. А потом, уже через четыре года выяснилось, что аккумуляторы теперь можно делать и на ПАЗе, и на ТАЗе. Что, собственно, и происходит по сей день… Кстати, каждый третий выпускаемый в России аккумулятор — тюменский.

Теперь самое время рассказать поднадоевшую всем сказку про соответствие отечественных товаров лучшим зарубежным образцам. Начнем с привычного вопроса — итак, когда же мы…

ДОГОНИМ КОРЕЙЦЕВ?

— Да никогда! — неожиданно заявляет Генеральный. — Корейцев мы не догоним никогда!

Вот такое услышишь нечасто — обычно говорят: мол, обогнали давно… А если что-то купить, кого-то пригласить — продаться самим, наконец?

— А все равно никогда не догоним, — парирует директор. — Дело же не в технологиях — здесь у нас порядок. Если раньше мы отставали лет на 25, то сейчас — от силы на 7–8, и этот вопрос вполне решаемый — мы к нему еще вернемся. Но не забывайте — в турциях да кореях всегда тепло! О какой конкуренции может идти речь, если им не нужно каждый год утеплять ворота, чинить теплотрассы и вставлять новые стеклопакеты? К тому же никакому корейцу не снились наши условия труда: рабочий день — всего 6 часов, отпуск — аж 42 дня… Поэтому у них работают полтора человека, а у меня — 1639. Вот и прикиньте себестоимость…

ЗНАЕМ МЫ ЭТОТ КАЛЬЦИЙ…

Тюменский завод не делает новомодных кальциевых батарей! И пока что не хочет. А почему?

Прежде чем разочарованно махать рукой, досчитаем до десяти и постараемся вспомнить азы теории. Необслуживаемые батареи — как гибридные, так и кальциевые — имеют ряд несомненных преимуществ перед «обыкновенными» сурьмяными коллегами: они более легкие, в них не нужно доливать воду, да и партия зеленых помалкивает. Кроме того, на их стороне стереотип мышления: мол, если батарея без кальция — значит, она никуда не годится. Однако же вспомним и другое: необслуживаемые аккумуляторы до смерти боятся глубоких разрядов… Две-три ночевки с забытыми «габаритами» — и тю-тю. Кроме того, такие батареи очень чувствительны к величине зарядного напряжения — молчаливо сносить капризы регулятора они не будут. Да и на морозе могут фортель выкинуть.

— Где вы видели в американской армии кальциевые батареи? — тоном бригадного генерала вопрошает Генеральный. — Нет их там, потому что серьезная батарея на том же танке должна служить не год, а семь или восемь! И зимой, и когда угодно. И заряжаться должна без капризов, если понадобится. Так и наши батареи — пластины толстые, коробления не боятся — протянут долго. Кстати, у меня же военпреды сидят! Армия, между прочим, берет только сухозаряженные — залитые там не нужны…

Логика вполне понятна. Конечно, если батарея размещена в салоне машины, да еще с обилием современных электронных «наворотов», то выбор однозначен — берем только необслуживаемую и герметичную: читай — кальциевую… Если речь идет о каких-нибудь детских автомобильчиках — снова голосуем за кальций. Но когда на первый план тяжелой российской поступью вылезают низкая цена, длительный срок службы и, извините, привычная «дубовость» — вот тут-то тюменские аккумуляторы вне конкуренции. Отпускная цена на «пятьдесят пятую» батарею составляет 625 руб., примерный срок ее службы — 7–8 лет, глубокий разряд она со вздохом перенесет, а водичку всегда можно и подлить…

— Я не против соболиных воротников, — ворчит Генеральный. — Только не надо пришивать их к ватникам — смешно и глупо. Будет нужно — перейдем и на кальций: проблем нет. Но пока что не вижу в этом смысла.

ОТКУДА ЛОСИ

Так откуда на аккумуляторном заводе взялись гуси? Впрочем, сначала разберемся с лосями. Правда ли, что эмблему завода директор создал чуть ли не своими руками?

— Эмблема? — смеется Генеральный. — Было дело — пригласили этих, как их там — креативных дизайнеров… Говорю: медведей на других фирмах давно расхватали — лось нужен! Неделю думали — приносят: треугольники какие-то, ни черта не разобрать… Спрашиваю: где мой лось? Обиделись — дескать, ничего не понимаете в искусстве, в общем — дверью хлопнули. Ну, взял у внука книжку, нашел лося, вырезал — в общем, сами все сделали… Да мы давно здесь привыкли все сами делать — и аккумуляторы, и пленку термоусадочную, и антифриз… Только полиэтиленовые сепараторы закупаем за рубежом — их никто в стране пока что не производит.

Теперь понятно, откуда взялись гуси. Привычка рассчитывать только на собственные силы побудила заводчан открыть в 200 километрах от Тюмени свое хозяйство — с гусями, свиньями, коровами, лошадьми и хлебопекарней. Завод пашет круглосуточно и без выходных — при этом один раз в сутки рабочих кормят бесплатно. А это — полторы тонны мяса в неделю: вынь да положь… Заодно аккумуляторщики снабжают хлебом, молоком и поросятами все окрестные деревни — иначе откуда все это возьмется у сельского жителя?

АМПЕР-ЧАСЫ, ПРОЦЕНТЫ И РУБЛИ

Завод работает на вторичный рынок и выпускает более 4000 батарей в день — для «жигулей», танков, тепловозов и чего угодно. Даже для иномарок: от «Альфа-Ромео» до «Вольво». В месяц производят 130–140 тысяч аккумуляторов емкостью от 44 до 210 ампер-часов. «Маленьких» батарей делают значительно больше, но по деньгам получается примерно поровну.

Кстати, про деньги: средняя зарплата на заводе — 9–10 тыс.руб. Удалось заглянуть и в «гонорарную ведомость» за прошлый месяц: литейщик А. — 25 000, литейщик Б. — 11 000, уборщица В. — 5200… Но молодые специалисты порой воротят нос: базовая ставка в 6000 их не устраивает, поскольку нефтяники за углом дают 9000. Впрочем, заводские инженеры в основном работают по договорам: сделал работу — получи свои пиастры…

Между прочим, ТАЗ умудряется собирать по всей стране старые батареи! Да так активно, что удовлетворяет таким образом аж 90% (!) потребностей по свинцу и 70% — по пластику. За «бэушную» «пятьдесят пятую» дают примерно 80 руб.

И еще немножко о цифрах. Внимательные читатели уже догадались, из чего сделана стела, изображенная на заставке… Отгадайте, сколько корпусов аккумуляторов пошло на ее изготовление?

МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

Лета 7093 (1586) посланы воеводы с Москвы Василие Борисов Сукин, да Иван Мясной, да письменный голова Данило Чулков с тремя сты человек, поставиша град Тюмень июля в 29 день…

Так когда-то начиналась история Тюмени и ее промышленности. Нет, надеть респиратор и поработать в литейке мне не захотелось. Специально искать для своей машины тюменский аккумулятор тоже не стану. Но все это не убавило моего уважения к современному российскому предприятию, самостоятельно зарабатывающему на жизнь.

Архивная статья
 3101
Оцените материал
0:0
Загрузка...