Рулевой — журнал За рулем

Рулевой

Рулевой

— Это был ГАЗ-69. Отец объяснил мне последовательность действий, я тронулся с места и от восторга чуть не въехал в сосну: машина почему-то резво пошла вбок и в гору. Меня успели поймать. Потом я совершал отважные поездки на отцовском «Москвиче-412» на базу отдыха НГДУ «Полазна — нефть» по четырехкилометровой лесной дороге. Затем мне стали доверять встречу родни и знакомых с поезда в Пальниках.

Права получил на втором курсе института. К сдаче экзаменов отнесся как к любой студенческой дисциплине: взял правила, таблицу знаков дорожного движения, все это за ночь выучил и сдал.

Процесс обучения вождению проходил у меня на природе, поэтому первые впечатления от поездок по Перми были жуткими. И эта жуть начиналась на пароме. Задача голосистых матросов заключалась в том, чтобы впихнуть на паром как можно больше машин. Для владельцев личных автомобилей это сильнейший стресс. Мало того что надо было заработать на машину, ведь была и проблема ее купить! А тут ее, родную, с сантиметровым зазором затаскивают под грузовик!

Выкарабкиваешься с парома, въезжаешь в Пермь, а там без привычки к интенсивности движения каждый пост ГАИ для тебя предвестник конца путешествия...

Штрафовали?

— Устойчиво. Но сознательно я правил не нарушал. Просто было непонимание, где можно столкнуться с их нарушением: идет впереди тебя грузовик и закрывает знак «40». А рядом со знаком дружелюбный инспектор стоит... В общем, надо было «выучить город».

Расскажите о первой личной машине.

— Это была светло-коричневая «пятерка». Часть денег на нее дала мама, продав отцовскую машину после его кончины. Другую часть я заработал в стройотрядах. В общем, VAZ 2105/">ВАЗ 2105 я купил, когда мне было 23 года. Помню ее и до сих пор люблю, она была очень красивая. Но ни за что не хотела двигаться к совершенству. Все-таки наши автомобили сродни детскому конструктору, в котором не хватает деталек. Вот и в той «пятерке»: отлажен двигатель — проблема с тормозами. Или не горит где-нибудь лампочка...

Уже где-то в середине 80-х вы ездили на новой «Волге»-универсале. Как удалось в те времена приобрести такую машину?

— «Волги» распределялись исключительно высшей областной властью. Я был зампредседателя облспорткомитета: в начальстве не значился, но в списках числился. Мне ни с какой стороны не положено было иметь столь важную и большую машину и шанс был уникальный: никто из высокого руководства ее брать не захотел. Я тогда думал, что другого случая купить такой автомобиль не представится. Продал свою «пятерку», занял денег...

Это была удивительная машина! После —15 она не заводилась ни при каких обстоятельствах. Масло затвердевало намертво. Вскоре я ушел с госслужбы, создал оздоровительный комплекс «Контакт», и эта «Волга» превратилась в конторскую машину. А зимой была в отпуске. Но вот в конце 80-х в Перми появились праворульные японские автомобили. Стоили они очень недорого, люди их побаивались. А я сел в салон праворульной Honda. И был совершенно очарован количеством лампочек, динамикой, управлением. А тут как раз наступила весна, наша «Волга» оттаяла и завелась. Двигатель страшно зарычал, было впечатление, что машина сию минуту развалится. Однако оказалось, что все в порядке: она такая и есть, и всегда такой была. Этот рык и скрежет шестеренок замечаешь лишь после того, как поездишь на Honda. С тех пор мой водительский путь навсегда разошелся с российским автопромом.

Ну, не умеем мы делать легковые автомобили!

— Да все мы умеем. Вон, КамАЗ на мировом ралли опять всех обошел. И «Прогрессы» прекрасно летают в космос. В автопроме просто системная болезнь: закрылись таможенными тарифами и не желают стремиться к совершенству, как та моя первая «пятерка».

Что для вас автомобиль — средство передвижения или особая страсть?

— От лежания под машиной с гаечным ключом никакого удовольствия я не получаю. Другое дело — от движения, от послушности автомобиля, от совершенствования водительского мастерства. Да, мне просто нравится ездить. Но еще несколько лет назад, наблюдая, к примеру, гонки Формулы-1, я представить не мог, что буду заниматься автоспортом. Гонщики казались мне людьми очень далекими, отчаянными и безрассудными.

Но сработал принцип постепенности. Мне нравится ездить, мне интересны машины, которые реально быстро ездят. Когда я сел за руль Subaru, выяснилось, что мое водительское умение куда меньше, чем ее возможности. Оптимальный способ улучшать навыки вождения — соревноваться. Поначалу, стартуя на соревнованиях, я задавал себе вопрос: я уже умею вести эту машину в соответствии с ее возможностями? Первая гонка показала: нет, пока не умею. Но уже появился другой интерес — спортивный. Я и сейчас особо не ставлю перед собой цели выиграть лично. Во-первых, важнее, чтобы выиграла команда. А во-вторых, для меня главное понять: что тот, кто впереди, делает лучше, чем я? В чем его секрет? Моя спортивная мечта — разгадать, в чем сила лидера.

Гонка — это ощущение полноты реализации себя. Это как во время исполнения музыки, когда руки, сердце — все должно находиться в гармонии. Если нет такой гармонии внутри тебя, между тобой и штурманом, машиной и трассой, то и езды настоящей нет. Я сегодня очень хорошо езжу тесты. На порядок лучше, чем на трассе. И для меня самое главное в соревнованиях — достичь баланса концентрации сил и внутреннего расслабления.

А что сегодня для вас самое сложное на старте гонки?

— Переключиться. В первый день соревнований в голове сплошные рабочие проблемы. А в момент движения со скоростью 200 км/ч про бюджетный процесс думать не стоит: результат может получиться так себе.

Юрий Петрович, некоторое время назад для каждодневной езды у вас были крутейшие автомобили. Потом вы от них отказались. Почему?

— Есть немало суперпрестижных машин и есть водительская ярмарка тщеславия. Я в ней немного поучаствовал, когда занимался бизнесом. И тюнинговые Mercedes у меня были... Но вот когда садишься в Subaru, которая в три раза дешевле, и уезжаешь от «мерса» так, как будто он вовсе на месте стоит... Однако ездить на Subaru по городу бессмысленно, а для загородной езды в ней бак маловат. Mitsubishi Evolution VII, на которой я гоняюсь, тоже не для города. По Перми я сегодня езжу на BMW X5 — замечательный автомобиль. Да и для загородных поездок лучше всего комфортный скоростной джип.

Есть машины, на которых вы не ездили, но очень бы хотели?

— Hammer — это для леса что-то уникальное. Никогда не водил, но хотел бы. Я ведь охотник. Еще Ferrari, Lamborghini...

Ну куда у нас на Ferrari-то?

— Да не в этом дело! Хочется почувствовать машину, которая набирает «сотню» за 3,5 секунды, и себя в такой машине.

А как влияет автоспорт на манеру езды по городу и на обычных трассах в области?

— Автоспорт очень дисциплинирует водителя. Серьезный гонщик никогда не будет создавать проблемы окружающим. Водительская дисциплина — это не только строгое соблюдение правил дорожного движения. Это и просто вежливость, приличное поведение по отношению к людям.

Юрий Петрович, а кто еще из региональных лидеров России, кроме вас, занимается экстремальными видами спорта?

— Ну про всех и все я не знаю... Автоспортом занимается премьер-министр Татарстана. А популяция спортивных губернаторов пока еще не очень велика.

Переворачиваться на скорости приходилось?

— Да.

Охраны у вас сроду ни при каких должностях не было. А аппарат обладминистрации не ропщет, когда вы в очередной раз уезжаете на гонки? Ведь риск...

— За рамками должностных обязанностей я — частное лицо. Спорт — моя личная жизнь. Права вмешиваться в нее я никому не даю.

Понравилась заметка? Подпишись и будешь всегда в курсе!

За рулем в Дзен
Архивная статья
Количество просмотров6664
Оцените материал
0:0

Купить свежий номер
«За рулем» можно здесь: