Buick 40 1930 года — ретротест — журнал За рулем

Ретромобиль Buick 40 как лекарство от депрессии

Почтенный Бьюик 40 помнит неспокойные времена Великой депрессии и сухого закона и... до сих пор на ходу!

Buick 40 — один из последних американских автомобилей с деревянными спицами колес. Огромные фары — единственный на тот момент способ улучшить освещение.
Buick 40 — один из последних американских автомобилей с деревянными спицами колес. Огромные фары — единственный на тот момент способ улучшить освещение.

Их нравы

Нам и сейчас всё это сложно понять. А уж для граждан СССР в 1930 году, когда с конвейера сошел этот Buick, заокеанская жизнь и вовсе была чем-то вроде марсианских хроник из романа «Аэлита», - фантастическими книгами графа, а затем признанного советского писателя Алексея Толстого зачитывались как раз в первой половине 1930‑х годов.

В 1930‑м наша страна жила «сплошной коллективизацией», в газетах писали о деле Промпартии. По версии следствия, высококлассные инженеры занимались злостным вредительством и «расстройством хозяйственной жизни» страны. Часть осужденных, правда, и после суда продолжала зани­маться своим делом, только в полутюремных условиях.

Фирменный знак прост и лаконичен. Время вычурных форм настанет в США позже.
Фирменный знак прост и лаконичен. Время вычурных форм настанет в США позже.

В Москве в том году полным ходом шла реконструкция завода АМО, прежде делавшего автомобили фактически кустарно и в количествах, явно не соответствовавших потребностям страны. Американские технологии должны были помочь ему стать куда более мощным и современным. Новый огромный завод, где предстояло наладить выпуск советских грузовых и легковых Фордов, еще только строился в Нижнем Новгороде.

Но и за океаном были свои проблемы и заботы. Да еще какие! После «черного четверга» 24 октября 1929 года США лихорадил масштабный кризис с безработицей и прочими «прелестями». Разорялись и компании, и простые граждане. Люди, потерявшие всё, впадали в отчаяние, а некоторые даже шли на самоубийство.

Отверстие для заводной ручки закрыто декоративной «пробкой».
Отверстие для заводной ручки закрыто декоративной «пробкой».

Тем не менее даже в кризисном 1930 году американские заводы продолжали делать автомобили в масштабах, невиданных для Европы и тем более для СССР. Одних ­Бьюиков собрали в тот год более 119 тысяч! Это ж Америка! На чем же еще колесить по штатам в поисках лучшей доли, если не на автомобилях? На Бьюиках, правда, по таким делам не ездили — далеко не самая доступная была машина.

Buick 40, дебютировавший в 1930‑м, строго говоря, новой моделью не был — это модернизированная версия автомобилей предыдущих серий 116, 121 и 129 с шестицилиндровым рядным мотором.

Рядная верхнеклапанная «шестерка» развивает 81 л.с.
Рядная верхнеклапанная «шестерка» развивает 81 л.с.

Самый доступный двухдверный седан Buick 40 — именно такой, на каком мы и отправляемся в путешествие в начало 1930‑х годов, - стоил 1270 долларов. Отнюдь не дешево. К примеру, цены на Chevrolet (младший брат Бьюика по концерну GM) начинались с 565 долларов, доступный Dodge конкурировавшего концерна Chrysler стоил не менее 925 баксов. Ну а Ford A (он же вскоре ГАЗ-А), самый популярный и демократичный американский автомобиль — как раз для путешествий в поисках работы, стоил в тот год всего-то 490 «зеленых». Но фордовский четырехцилиндровый мотор развивал лишь 40 л.с., а «шестерка» этого Бьюика вдвое мощнее: 81 л.с. По меркам тех лет очень и очень солидно.

ПРОЩАЙ, «ШЕСТЕРКА»! 

Buick 40, младший в семействе автомобилей этой марки и последний с шестицилиндровым мотором, выпускали лишь в 1930 году. Двигатель объемом 5,4 литра развивал 81 л.с., коробка передач — трехступенчатая. Помимо наиболее доступного двухдверного седана выпускали четырехдверный (самый популярный кузов), а также фаэтон, родстер и купе. Всего изготовили 74 257 Бьюиков модели 40, из них 6101 экземпляр — с кузовом двухдверный седан.

Крепкий малый

Цена — важнейший показатель, и всё же сравнение с Фордом (вернее, с ГАЗ-А, с которым мне доводилось близко общаться) напрашивается само собой. Время, когда практически любой американский автомобиль поражал европейцев циклопическими размерами, мощью и огромным салоном, в 1930‑м еще было впереди. Конечно, Buick 40 просторнее Форда/ГАЗа, материалы отделки интерьера заметно богаче. К слову о просторе: багажника в Бьюике, как и в Форде, нет — только решетка на задней стенке под бампером. И как бутлегеры во времена сухого закона возили на таких машинах контрабандный алкоголь? В пухлые «диваны», что ли, его прятали? Или в две наружные запаски? Больше вроде некуда.

Салон достаточно скромен. А отделку деревом в те годы роскошью не считали.
Салон достаточно скромен. А отделку деревом в те годы роскошью не считали.

Размещать органы управления на руле придумали не вчера. Здесь — рычажки управления наружным освещением, опережением зажигания и дроссельной заслонкой.
Размещать органы управления на руле придумали не вчера. Здесь — рычажки управления наружным освещением, опережением зажигания и дроссельной заслонкой.

Зажигание включали рычажком, а ключом фиксировали этот рычаг и запирали рулевую колонку.
Зажигание включали рычажком, а ключом фиксировали этот рычаг и запирали рулевую колонку.

Справа от педали газа — опора для ноги, еще правее — педаль стартера.
Справа от педали газа — опора для ноги, еще правее — педаль стартера.

Пока не надавишь на педаль газа, верхнеклапанная «шестерка» булькает на низких оборотах, словно вот-вот заглохнет. А рык раскручивающегося с ленцой двигателя на разгоне куда внушительнее, чем сам разгон. Тем не менее по сравнению с 40‑сильным «газиком» Buick едет достаточно резво. Хотя любой современный автомобиль с 80‑сильным мотором, разумеется, даст ветерану колоссальную фору. Но тогда ведь и массы были другие, и колёса, и трансмиссии.

Простор, конечно, не великий, зато кресла такие мягкие!
Простор, конечно, не великий, зато кресла такие мягкие!

Задний «диван» неширокий, но очень удобный.
Задний «диван» неширокий, но очень удобный.

Краткая характеристика органов управления Бьюика, как, впрочем, и всех его современников, - тяжело и туго. Руль и педали требуют солидных усилий, да и ноге явно неудобно. Расслабиться получается, лишь когда Buick выходит на незагруженную, сухую и ровную загородную дорогу и набирает, наконец, крейсерские километров семьдесят в час. Конечно, траекторию даже на прямой надо регулярно корректировать большим рулем, но на таких скоростях и в отсутствие густого транспортного потока это не очень напрягает.

Ну а чтобы проходить повороты, надо… не заставлять Buick делать то, что ему не положено. Сбрасываю скорость, немного подтормаживаю, предварительно приноровившись к механическим тормозам (они, кстати, не так уж неэффективны, как кажется поначалу), и плавно, не спеша «заправляю» автомобиль на траекторию. Если поворот не очень крутой, то и переключаться с третьей (прямой) передачи на вторую необязательно — двигатель вытянет.

В который раз думаю: и ведь всего этого водителям, не знавшим, что такое Facebook, а словосочетание «социальные сети», вероятно, воспринявшим бы как нечто загадочно-рыбацкое, хватало! Конечно, ритм жизни во всех ее проявлениях был совсем иным. А я, вероятно, просто разворчался — прямо как шестицилиндровый мотор Бьюика на малых оборотах!

ШТАБАМИ МЕРИТЬСЯ

Гиганты «большой тройки» конкурировали не только количеством выпущенных моделей и объемами производства, но и величественностью своих штаб-квартир.

Несмотря на кризис, в 1930 году на нью-йоркской Лексингтон-авеню открыли высоченный Chrysler Building, спроектированный Уильямом ван Эленом. Небоскреб в стиле ар-деко с его 77 этажами почти год был самым высоким зданием в мире.

Штаб-квартира компании Ford на Грисволд-стрит в Детройте выглядела скромнее, но до 1931 года 23‑этажное ­(два этажа — подземные) здание в стиле неоклассицизм (архитектор Дэниел Бёрнем), заселенное еще в конце 1908 года, все-таки было самым высоким в городе.

В 15‑этажный (всего-то!) офис концерна General Motors — детройтский Cadillac Place на Вест-Гранд-бульварe — компания въехала в 1923 году. Построил его знаменитый Альберт Кан. Потом он долго работал в Советском Союзе, участвовал, в частности, в строительстве Сталинградского, Челябинского и Харьковского тракторных заводов, Нижегородского автомобильного, а также в реконструкции АМО в Москве.


Лекарство от депрессии

Buick 40 — эпохальная для марки, переходная модель. Кризис, конечно, никто не отменял: 119 тысяч машин, проданных в 1930 году, - это заметно скромнее, нежели более чем 196 тысяч, что были реализованы в 1929‑м. Тем не менее жизнь шла вперед. Это последний Buick c шестицилиндровым двигателем: с 1931 года все машины этой марки были уже с «восьмерками».

Вскоре на смену архаичным колесам с деревянными спицами придут стальные, потом появятся гидравлические тормоза и синхронизаторы в коробке передач, а там и до первых коробок-автоматов недалеко. Кузовá тоже станут совсем другими — с багажниками. Правда, сухой закон в большинстве штатов в 1933‑м уже отменят и профессия бутлегера вымрет. Но багажник-то всё равно пригодится, правда?

Роль багажника возложена на откидыва­ющуюся решетку: к ней можно что-нибудь привязать.
Роль багажника возложена на откидыва­ющуюся решетку: к ней можно что-нибудь привязать.

А в общем, делать новые автомобили, строить дома и решать проблемы, не тратя силы и время на поиски виноватых в своих бедах, - хорошее, эффективное средство от депрессии. Всё это поведал мне старый, умудренный огромным жизненным опытом Buick 1930 года рождения. Если я что и добавил от себя, то совсем немного.

Редакция благодарит Алдиса Ауниньша за предоставленный автомобиль и помощь в организации съемки.


Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии (1)

Самые новые