Renault Juvaquatre — редчайший из  массовых. Ретротест

Так и хочется свести в очной ставке этот Renault — младший автомобиль в длинной довоенной модельной линейке фирмы, воспетый Ремарком, — и наш Москвич‑400. Они близки по концепции, мощности двигателя, динамике и по ездовым ощущениям.

Не такой ли Renault Juvaquatre поминал в романе Ремарк, неравнодушный к автомобилям?
Не такой ли Renault Juvaquatre поминал в романе Ремарк, неравнодушный к автомобилям?

Атмосферу Парижа 1939 года, а именно в том году собрали первые эксклюзивные купе на базе уже популярной, компактной и недорогой модели Renault Juvaquatre (Жювакатр), прекрасно описал в «Триумфальной арке» Эрих Мария Ремарк. Витрины на Елисейских полях по-прежнему ярко светятся, улицы запружены автомобилями, а тротуары — нарядными прохожими. Кальвадос в бесчисленных кафе всё так же крепок и ароматен. Но в воздухе уже висит предчувствие близкой войны, которая с востока Европы неминуемо докатится до ее запада.

Не такой ли Renault Juvaquatre поминал в романе Ремарк, неравнодушный к авто­мобилям? «Резко затормозившую малолитражку занесло на середину улицы. Такси едва не задело ее радиатором. Легкий автомобиль закружился, как карусель. Это был маленький „рено“, за рулем сидел мужчина в очках и черном котелке. При каждом повороте мелькало его бледное возмущенное лицо. Наконец машина перестала вертеться и устремилась в направлении Триумфальной арки, высившейся вдалеке подобно гигантским вратам Аида; „рено“ напоминал маленькое зеленое насекомое…»

Капот аллигаторного типа отпирается поворотом красивой хромированной ручки.
Капот аллигаторного типа отпирается поворотом красивой хромированной ручки.

Указатели поворота — типичные для того времени выкидные «флажки».
Указатели поворота — типичные для того времени выкидные «флажки».

К слову, о котелке водителя маленького Renault: вот такие купе, с одним из которых мне довелось сойтись, предназначались как раз для пока не богатых, но уже бизнесменов.

А вообще Жювакатру суждено было родиться и жить в эпоху перемен. Не лучшая, как известно, участь. Но, с другой стороны, машине всё же повезло.

Равный среди первых

Так и хочется свести в очной ставке этот Renault и наш Москвич‑400. Они близки по концепции, мощности двигателя, динамике и по ездовым ощущениям. Даже передачи переключаются одинаково: первая — на себя, напротив нее — задняя.

Сходство, в общем-то, неудивительно. Ведь наш Москвич — копия недорогого компактного автомобиля Opel Kadett родом из 1938 года, ровесника и конкурента этого Renault, в котором без труда прослеживаются немецкие черты, правда лишь внешние. На дизайн, несомненно, повлияла предшественница Кадета — опелевская Olympia, появившаяся в 1935 году. Но в остальном французская машина немецкую не копирует.

Renault Juvaquatre
Renault Juvaquatre

Renault Juvaquatre (от лат. juventus — юный; имя подчеркивало, что это младший автомобиль в длинной модельной линейке фирмы) дебютировал на Парижском автосалоне 1937 года. Двухдверную машину массой всего 760 кг оснастили литровым двигателем вполне приличной для такого объема и тех лет мощности — 23 л.с. Автомобиль мог развить 95 км/ч, расходуя в среднем семь литров топлива на 100 км — тоже неплохо.

Но главное в том, что вполне современная на фоне европейских аналогов машина была заметно дешевле прямых внутренних конкурентов в классе 6CV (шесть лошадиных сил налоговой мощности) — моделей Peugeot 202 и Simca 8, которая копировала итальянский Fiat.

Продавать Juvaquatre начали весной 1938 года. Вскоре помимо закрытого двухдверного автомобиля стали предлагать версию с мягкой крышей, четырехдверный седан и коммерческий фургончик на 250 кг груза.

Нижнеклапанный двигатель рабочим объемом всего 1,0 литра развивал вполне приличные 23 л.с.
Нижнеклапанный двигатель рабочим объемом всего 1,0 литра развивал вполне приличные 23 л.с.

На «первом этаже» багажника — запаска. Для такой компактной машины она кажется непомерно большой.
На «первом этаже» багажника — запаска. Для такой компактной машины она кажется непомерно большой.

Надежность машины подтвердил рекламный пробег по автодрому Монлери, в котором четыре водителя, меняясь и останавливаясь только на заправку, накрутили на малолитражке более 5000 км со средней скоростью чуть выше 100 км/ч. Вероятно, тестовый Juvaquatre максимально облегчили.

За неполные два года, до января 1940‑го, продали более 22 тысяч таких малолитражек. Но совсем скоро большую часть Франции оккупировала фашистская Германия… Третья республика перестала существовать, и производство легковых автомобилей фактически свернули.

Renault Juvaquatre
Renault Juvaquatre

МОЛОДОЙ И РАННИЙ

Renault Juvaquatre (на сленге любителей этой модели — Juva, Жювá) выпускали с 1938 по 1960 год. Сначала с 23‑сильным литровым мотором, после войны — с 19‑сильным двигателем рабочим объ­емом 0,75 литра или 27‑сильным в 0,85 литра. Построенные после 1956 года автомобили носили имя Renault Dauphinoise (Дофинуаз).

В разные годы делали двухдверные автомобили с закрытым или открытым кузовом, четырехдверные седаны, фургоны и универсалы, а также купе с посадочной формулой 2 + 2. В общей сложности изготовили 250  010 экземпляров, из них всего лишь около 80 купе и только 13 купе на шасси с обозначением BFK4.

Черный принц

Компактный Juvaquatre бежит по незагруженным дорожкам провинциальной Франции легко и весело. По крайней мере, легче и веселее, чем я ожидал. Главное неудобство — тесно и вдоль, и поперек. И как это они ездили в таких машинках семьями? Впрочем, еще в 1960‑е годы четверо взрослых и двое детей (один из них — я) помещались в «четырехсотом» Москвиче, казалось, вполне нормально.

Поначалу устает правая нога. Опереть ее не на что, а педаль газа уж очень чуткая. Но и к этому быстро привыкаешь. Тем более что на пустых дорогах газ часто можно просто «положить» в пол. Уже девяносто? Хватит! Во‑первых, это почти паспортная максималка. Во‑вторых, машина хоть и в прекрасном состоянии, но в очень солидном возрасте. Надо пожалеть!

Салон тесноватый, отделан просто, но по-французски элегантно. В машине есть небольшой перчаточный ящик без крышки.
Салон тесноватый, отделан просто, но по-французски элегантно. В машине есть небольшой перчаточный ящик без крышки.

В единственный циферблат ловко вмонтировали амперметр, указатель уровня топлива и даже часы.
В единственный циферблат ловко вмонтировали амперметр, указатель уровня топлива и даже часы.

Маленькие педали удобнее, чем кажется на первый взгляд. Над газом — кнопка включения стартера. Кстати, зажигание включают рычажком, что справа от циферблата. Замок вмонтирован только в правую дверь.
Маленькие педали удобнее, чем кажется на первый взгляд. Над газом — кнопка включения стартера. Кстати, зажигание включают рычажком, что справа от циферблата. Замок вмонтирован только в правую дверь.

Думаете, этот рычажок включает указатели поворотов? Нет, он управляет фарами и звуковым сигналом. Типичное для французов решение.
Думаете, этот рычажок включает указатели поворотов? Нет, он управляет фарами и звуковым сигналом. Типичное для французов решение.

Педали податливые и понятные, руль, благо машина компактная и легкая, тяжестью тоже не напрягает. Трехступенчатая коробка передач — с синхронизаторами на двух высших скоростях. Посему с переключениями проблем нет. А еще у этого Renault неплохие тормоза. Уже с конца 1939‑го такие компакты оснащали гидравлической системой.

Несмотря на короткую базу (2350 мм, лишь на 10 мм больше, чем у Москвича‑400), машина идет довольно плавно. Подвеска — на поперечных рессорах, спереди — независимая.

В общем, основное ощущение от этого купе — гармоничность: разгон соответствует тормозным возможностям, руль — характеристикам подвески. Добротная, демократичная, как некогда принято было говорить, народная машина. Правда, с оговоркой, что эта модификация не просто редкая, а очень редкая!

Материалы по теме
Renault R4: секрет «чемодана»

Точного жизнеописания таких купе с посадочной формулой 2 + 2 нет. Даже для французских фанатов и знатоков модели Juvaquatre в этой истории остались белые пятна. Тем не менее кое-что известно.

Задумывалась такая версия для дам и уже помянутых бизнесменов, еще не очень богатых, но уже желающих выделиться. В 1939 году собрали первые тридцать машин, в 1940‑м — еще тридцать три, уже с гидротормозами, а две из них вроде бы даже электрические!

К слову, в условиях войны и дефицита бензина французские компании в те годы относились к электрическим экспериментам вполне серьезно. На базе купе сделали один кабриолет специально для супруги владельца фирмы — мадам Рено, которая пользовалась им до судьбоносного для всего мира 1945 года. Потом эта машина была продана, и следы ее затерялись.

Опустив подушечку, полýчите тесноватое сиденье. Подняв ее, увеличите место для багажа.
Опустив подушечку, полýчите тесноватое сиденье. Подняв ее, увеличите место для багажа.

Купе с серийными узлами помимо кузова отличали более дорогие материалы отделки. Две машины сделали и в 1941 году. Начиная с 1940‑го всё, что выпускал завод Renault, формально согласовывали с немецкими властями. Тем не менее часть таких купе оставалась в собственности фирмы — на них ездило ее руководство.

Наконец, именно вот такие автомобили, как этот черный Renault с заводским обозначением BFK4, выпустили зимой 1945–1946 годов. Вообще-то, послевоенное производство начали простенькими фургончиками, а купе собрали в первую очередь для экспорта. Из тринадцати сделанных машин на родине осталось, по имеющимся данным, лишь четыре. Так что это не просто скромная малолитражка, а истинный раритет! Больше таких купе уже не делали, но история модели Juvaquatre длилась еще полтора десятилетия.

ГОВОРИМ ПО-ФРАНЦУЗСКИ

Фирма Renault, одна из старейших в мире, нынче отмечает 120‑летний юбилей. Первый свой автомобиль двадцатилетний Луи Рено (1877–1944) создал на узлах фирмы De Dion-Bouton в 1898 году. На счету компании — первый закрытый автомобильный кузов, впервые использованный в автомобиле карданный вал, уйма самых разных моделей: больших и маленьких, а также грузовых и армейских.

В 1944 году Луи Рено был арестован по обвинению в коллаборационизме (завод продолжал работать и под немцами) и умер (по одной из версий, от побоев) в больнице. В 1945‑м компанию национализировали, в 1996‑м вновь приватизировали. Самые известные модели фирмы в разные годы расходились по миру миллионными тиражами.

Залог долголетия

Для разоренной послевоенной Европы разработанный еще до войны Juvaquatre оставался вполне современным автомобилем. Наш Москвич делали до 1956 года, да и Opel Olympia выпускался до 1953‑го, правда с модернизацией. Но у французов уже была готова новая заднемоторная модель Renault 4CV, которая в 1948 году и вытеснила с конвейера демократичный Juvaquatre.

Тем не менее в Четвертой французской республике карьера модели Juvaquatre сложилась даже лучше, чем в Третьей. Поскольку заднемоторная компоновка плохо подходила для грузопассажирских модификаций, модель Juvaquatre в исполнениях фургон и универсал делали вплоть до 1960 года — уже с новыми моторами объемом 0,75 литра, а с 1956‑го ставили 0,85‑литровый двигатель от модели Dauphine (Дофин). Версия с таким двигателем получила имя Dauphinoise (Дофинуаз).

Машины еще много лет верой и правдой служили своим владельцам, их и сегодня (за исключением таких эксклюзивных купе) сохранилось немало. Немудрено: Renault Juvaquatre — симпатичный, простой и в то же время гармоничный автомобиль. Благодаря знакомству с черным элегантным редким купе я знаю это точно.

Перевод на русский

Стенд Renault на Петербургской международной автомобильной выставке 1913 года.
Стенд Renault на Петербургской международной автомобильной выставке 1913 года.

Грузовики Renault служили в российской армии.
Грузовики Renault служили в российской армии.

Renault 16 в СССР
Renault 16 в СССР

Лиля Брик и Renault Владимира Маяковского.
Лиля Брик и Renault Владимира Маяковского.

У фирмы Renault давние и прочные связи с нашей страной. Первый дилер французской марки появился еще в 1904 году, а в 1910‑м в Москве и Санкт-Петербурге ездило уже ­более полусотни Renault.

В 1913 году на IV Международной автомобильной выставке в тогдашней столице, которую посетил сам Луи Рено, у фирмы был обширный стенд. А вскоре огромный 7,5‑литровый Renault 40CV появился в гараже последнего российского императора. Первый советский танк, созданный в 1920‑м в Сормове, был копией французского Renault FT.

В 1960 году на заводе Renault во Франции лидеру СССР Никите Хрущеву подарили голубой спортивный Renault Floride. А через несколько лет передовой переднеприводный Renault 16 стал одним из претендентов на выпуск в Советском Союзе. Тогда не срослось. Зато теперь Renault — практически «наша» марка, под которой в России выпускают несколько очень популярных моделей.

Из россиян-владельцев Renault самые известные — Владимир Маяковский, купивший в 1920‑е годы малолитражку модели NN (управлял ей наемный водитель, а чаще Лиля Брик) и Владимир Высоцкий, который некоторое время ездил на привезенном в Москву Мариной Влади Renault 16.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии (1)

Самые новые