Степной психоз

СТЕПНОЙ ПСИХОЗ

СТЕПЬ — ЗАНОЗА В СЕРДЦЕ

Впервые я всерьез попутешествовал по Южному Уралу еще в 70-х годах прошлого века. Поражали масштабы пшеничных полей. Но спокойствие поселялось в бескрайней ковыльной степи, до которой, слава Богу, не добрались целинники… Я видел их заброшенные поселки — двухэтажные дома с выломанными оконными рамами, сквозь шпалы заброшенной железной дороги проросла трава… Эпопея окультуривания земель закончилась явной победой целины. Посмотрел на это безобразие — понравилось… Не дает покоя оренбургская степь: сколько тысяч верст здесь намотал, одному Всевышнему ведомо. Что влечет, объяснить толком не могу. Однако все сходятся в одном: степь — как источник силы и энергии, однажды поколесив по ней, влюбляешься в ее горизонты навсегда.

На девственных просторах Южного Урала более двадцати веков назад кочевали скотоводы-сарматы, их курганные захоронения остались по сей день, в горах следы поселений бронзового века. Из поздних кочевников побывали здесь ногайские татары, тоже оставившие после себя множество курганов. Торчат из земли глыбы с арабской вязью — останки мусульманских кладбищ. Здесь проходил знаменитый Шелковый путь, по которому позже везли купцы товары из Азии в Европу. А потому рыскали в степях и лихие разбойники… Степь хранит множество трагедий и радостей…

Вот почему мы снова на Южном Урале. Из нас трое не первый раз отправились по степям Оренбуржья и горам Башкирии: автор этих строк и мои сыновья — Денис, преподаватель Оренбургской академии физкультуры, и Антон, коммерческий директор московского «Очень лыжного магазина». Вместе с нами оренбургские мототуристы Лева и Дима, такие же отпетые искатели приключений, «в миру» весьма приличные и уважаемые люди. Первый — врач-невропатолог, второй — руководитель автошколы. У всех пятерых одинаковые мотоциклы — Honda XR250. Решили увидеть то, на что смотрели сотни лет назад и наши предки — в степи с тех пор все осталось по-прежнему. Или почти все: мы то и дело натыкались на торчащую из земли неразорвавшуюся ракету «земля-земля». Это только обостряло эмоции от путешествия.

ИЗ БРОНЗОВОГО ВЕКА В АТОМНЫЙ

В нашей компании так уж повелось — мы не стали заранее расписывать нитку маршрута, как это делают нормальные туристы. Определились только с районом и сроками путешествия. Нас интересовали земли южнее реки Урал, вплоть до границы с Казахстаном. На географических картах это белые пятна — с указанием безымянных высот, озер и мелких речушек. Если прочертить нитку пройденного маршрута, которую писал наш GPS, многие решили бы, что ребята элементарно шизонутые: мы петляли, возвращались назад, если видели в бинокль что-то интересное на горизонте… Не могли не проехать вблизи гор с интригующими названиями, как, например, Орлиная Шишка или Таврическая — естественно, заезжали на их макушки. После чего направление движения снова резко меняли.

Чтобы разнообразить путешествие, наши оренбургские коллеги предложили закольцевать маршрут и «усугубить» его горной частью Башкирии — пройти по Мурадымоскому ущелью. Это место считается жемчужиной Урала, а потому круглый год со всех концов России прут туда туристы всех мастей — от пешеходников до спелеологов. Во второй половине июня мы оказались в их числе. Все путешествие отняло две недели, мы проехали 1200 километров, большей частью — по бездорожью.

ПОЕХАЛИ!

Стартовали из Оренбурга… Нет, нельзя о нем не сказать хотя бы пару слов. Город этот тоже полон экзотики. Возник в середине 18 века на юго-восточной границе России, выполнял функции крепости — служил оплотом защитных укреплений по Яику (ныне Уралу) и связующим звеном экономического и политического характера с азиатскими странами. А потому стал Оренбург абсолютно интернациональным городом, населенным почти в равной степени русскими, татарами, башкирами… Все они и сегодня мирно уживаются, несмотря на различия религиозные и бытовые. В результате демографической диффузии этот южный город стал славиться красивыми женщинами (надеюсь, моя супруга не прочтет этого откровения). Для сомневающихся: съездите — сами убедитесь. Накануне нашего старта стояла 30-градусная жара. Сколько же дискуссий по поводу экипировки вызвало это пекло! Остро обсуждался вопрос: стоит ли надевать куртку, да еще с защитой? В результате лишними оказались даже наколенники. А Дима переплюнул всех — отказался и от мотобот. Словом, багажные сумки облегчили донельзя. О чем позже пожалели.

Из Оренбурга выехали по Ивановскому мосту через Урал — и почти сразу угодили из Европы в Азию. Не более 10 километров по асфальту — и в поле: больше дороги нам не понадобились. По GPS выбрали направление: первая цель — курган Высокая Могила. За день доехать до объекта не успели, заночевали на берегу малюсенькой речушки с многообещающим названием Разбойка. Как часто бывает, именно первая ночевка запомнилась больше других. Дневную жару сменила вечерняя прохлада, на темном небосклоне после блеклости города непривычно ярко светились звезды, четко просматривался Млечный Путь. Вкусно пахло травами, цикады пели серенады…

На другой день добрались-таки до Высокой Могилы, в этих же местах обнаружили еще с десяток курганов. Парочка из них разрыта. Нарушили их археологи или черные копатели — трудно судить, но оба захоронения разрыты одинаково: по центру — вглубь, а потом подкоп к одной из сторон могильника.

...И торчали из земли ракеты — этого добра тут предостаточно: почти на каждой остановке стоило поднять бинокль, обнаруживали возвышавшееся над ковылем классическое оперение. Однажды выехали на парочку подбитых танков. Видимо, по ним палили с воздуха: вокруг с завидной плотностью из травы торчали учебные авиационные бомбы. «Железо» всегда выглядит в степи инородным телом, а это — жутким...

Степь отнюдь не всегда лучезарна. Подчас жизнь ее обитателей наполнена маленькими трагедиями. Однажды видели табун лошадей. За одной из кобыл прятался, тычась носом в ее хвост, хромой жеребенок, совсем маленький, кожа да кости. Нога малыша была явно сломана, и все в этой лошадиной компании понимали: дни его сочтены. Обреченность бедняги подчеркивали терпеливо ожидавшие его кончины стервятники. Одни плавно выписывали круги в голубом небесном мареве, другие (их было не меньше десятка) бесцеремонно сидели поодаль.

В степи можно ездить в любом направлении, единственное здесь препятствие — речки. Порой, чтобы найти брод, приходилось проезжать десятки километров. Иногда и речушка-то в 2–3 метра шириной, да уж слишком глубоко она прорезала почву, вот и останавливала нас обрывистыми берегами. Пару раз в поисках переправы приходилось доезжать до ее начала, где она еще вытекала из родника ручейком. А сколько раз топили мотоциклы в бродах, не счесть! Нам было слегка неловко, когда крушения происходили на глазах аборигенов… Однажды мы форсировали в Башкирии один из многочисленных притоков Большого Ика, на берегу — какая-то деревушка. Необычный для этих мест вид наших мотоциклов (да и мы в своих одеждах как раскрашенные петухи, а я и вовсе был в красных штанах) — все это вызвало такой ажиотаж!.. Представители деревенского населения от 7 до 30 лет обоего пола бежали рядом с нами до самой реки. Те, кто на велосипедах, возглавили пелетон в жажде увидеть, как чуваки на классных аппаратах переедут их речку. Или не переедут? Ведь там только трактора и грузовики ходили, да и то, когда вода спадает. Но откуда нам это знать?

Первым ринулся в брод Антон. Его вместе с мотоциклом повалило течением, и он с головой скрылся под водой… Вынырнул и, на удивление — не только местных, но и нас, — моментально вытолкал в одиночку свою Baja на противоположный берег. Все произошло достаточно быстро, как будто так и было задумано. Мы, стоя на берегу, всем своим видом демонстрировали публике, что у нас все под контролем. И вдруг один из местных мальчишек посоветовал (кто его просил?): в том смысле, что чего надрываетесь, если удобнее переправляться в другом месте: «Там помельче будет…»

Автоновости на нашем канале в Яндекс.Дзен

Автоновости на нашем канале в  Яндекс Дзен

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии

Самые новые