Курские откровения Михаила Митрохина — журнал За рулем

Курские откровения Михаила Митрохина

Очередной этап Чемпионата России по картингу принимала трасса в Курске. Было людно и душно — жаркое солнце то и дело подменял дождь. А после награждения, как по расписанию, разразилась сильнейшая гроза с тропическим ливнем...

1

1

Однако наш курский вояж был вызван не совсем гонкой. Беседа с признанным лидером российского картинга, одним из самых титулованных и опытных спортсменов, Михаилом Митрохиным — вот цель нашего путешествия. И хоть гонка у Миши, прямо скажем, не задалась, постфинальная беседа с ним оказалась в равной мере интересной и познавательной...

За Рулем — Михаил, прежде всего, спасибо, что удалось найти время для нашего журнала. Первый вопрос — по горячим следам: что не срослось в сегодняшней гонке?

Михаил Митрохин — Все просто: начисто не угадали с шасси, а точнее — рамой. За месяц до этапа привезли более мягкий вариант, в расчете под держак. И, отмечу, на тестах были очень довольны результатом. Однако затем пошли дожди, и на трассу нанесло много песка. Как результат, рама перестала работать. Поэтому вся надежда была на удачный старт и далее — держаться!..

ЗР — Надо сказать, что «держаться» удавалось на все 100 процентов, особенно в предфинале.

М.М. — Да уж, ехал с одной мыслью: когда уж, наконец, финишный флаг! Приходилось очень жестко крыться.

ЗР — Но Антону Ладыгину в финале все-таки удалось с тобой совладать. И как! По внешке в «колоколе» — одном из самых сложных поворотов курской трассы.

М.М. — Честно говоря, я видел атаку Антона, но не сильно сопротивлялся. Это был мой должок за старт. Поясню: на старте я довольно активно атаковал Антона, а он вежливо пустил меня. Так что вторая позиция была его по праву. Ведь долг, как известно, платежом красен (смеется).

2

2

ЗР — И тем не менее, с учетом обстоятельств, поздравляю с 3-м местом!.. Не могу следом не задать вопрос, касающийся шасси в более общем смысле. Почему Energy? Если не секрет, какие отношения тебя связывают с этим брендом?

М.М. — Спасибо! Что же касается Energy, все очень прозрачно. В 2007 году, в ходе выступлений в европейских гонках серии Rotax Max, я сошелся с представителями завода. Точнее, они со мной сошлись. В 2008-м проехал пару гонок на Energy уже в статусе заводского пилота. Затем два года официальной работы на заводе в Италии. Ну а сегодня — своя команда, дилерство... Да и просто дружеские отношения!

ЗР — Не раз приходилось слышать, что Михаил Митрохин на любом шасси проедет с разницей в полторы-две десятки. Так ли?

М.М. — Не знаю (улыбается). Но, говоря откровенно, все топовые шасси примерно одного уровня. Дело лишь в том, что кто-то предпочитает работать с CRG, а кто-то с Energy.

ЗР — Energy делает машины только для KZ?

М.М. — Скажем так, KZ — профильная тема, основная, так скажем. Однако не единственная. Например, с этого года пошли новые шасси и под DD2. По отзывам, очень неплохие...

ЗР — Я думаю, ты и сам понял, что тему «Ротакса» не обойти...

V

V

М.М. — А зачем мне ее обходить? Я застал расцвет «Ротакса» в 2006–2007 годах, когда в «сеньерах» собиралось 50 человек, гарантирующих напряженную и непредсказуемую борьбу. До сих пор с теплым чувством вспоминаю Кубок Балтийских стран: своего рода прибалтийский челлендж серии Rotax Max с высочайшим уровнем конкуренции. Отрадно, что мне довелось там выигрывать...

Ну и, конечно, Португалия, Гранд-Финал 2008 года — 3-е место.

ЗР — Может, припомнишь какие-то любопытные «португальские» детали?

М.М. — В целом, все строилось и ехалось... Одним словом — получалось! Удавалось держать высокий темп и посуху, и под дождем. Причем «на сухую» ехалось еще лучше, чем по воде. Деталей, конечно, уже не вспомню, но одно замечу: «сеньеры» в том году ехали на шасси Intrepid. Я впервые сел на эту машину и проиграл лишь двум заводским гонщикам. Весомая же деталь, правда? (смеется)

ЗР — Однозначно!.. Но ведь наверняка были мысли «вырасти» из картинга?

М.М. — В 2007 году заводская команда MAN пригласила на тесты кольцевых грузовиков. Это, конечно, нечто! Полторы тысячи лошадок и управляемость машины — не хуже карта... Словом, я был потрясен!

Увы, на тот момент я не проходил по возрастному цензу. Ну а сегодня пока особенно не предлагают, да я как-то и не ищу. Меня полностью занимает и устраивает работа в команде.

ЗР — Охарактеризуй, пожалуйста, NI Racing — что это, если в двух словах?

М.М. — Если в двух словах, то наша команда — большая семья. Причем далеко не только по родству, но, в первую очередь, по отношению друг к другу! Я убежден: чтобы вырастить качественного пилота, отношение с ним должно быть глубоко личностным. Только в таком случае возможно взаимопонимание. А без него ничего не выйдет.

4

4

ЗР — А с партнерами такие же отношения? Я имею в виду Bell.

М.М. — И да, и нет. Да — ибо без хороших отношений я в принципе не вижу возможностей для общения. Нет — так как партнеры должны соответствовать определенному уровню, заданной планке. Bell — качественный продукт, который мне нравится. Если коротко, то удобный, легкий и стильный шлем...

ЗР — Миш, сегодня в России масса разных спортивных картинговых серий, так сказать, второго эшелона. Увы, в силу разных причин обилие серий не приводит к обилию участников. Что ты думаешь по этому поводу?

М.М. — Я категорический противник «миллионных» классов. Мое мнение совершенно однозначно: во взрослом картинге должен быть Rotax Max  — как серия профессиональной подготовки; именно пилотсткой школы... И такие классы, как KF и KZ — как сугубо профессиональный картинг.

Вот и все... Кстати, сам бы с удовольствием проехал пару этапчиков в «Ротаксе»! 

ЗР — Что ж, я не могу сказать, что вопросы закончились, но удерживать тебя дольше не имею морального права. Большое спасибо за интервью и удачи на трассе и в командной работе!

М.М. — Спасибо!

Курские откровения Михаила Митрохина

Очередной этап Чемпионата России по картингу принимала трасса в Курске. Было людно и душно — жаркое солнце то и дело подменял дождь. А после награждения, как по расписанию, разразилась сильнейшая гроза с тропическим ливнем...

Однако наш курский вояж был вызван не совсем гонкой. Беседа с признанным лидером российского картинга, одним из самых титулованных и опытных спортсменов, Михаилом Митрохиным — вот цель нашего путешествия. И хоть гонка у Миши, прямо скажем, не задалась, постфинальная беседа с ним оказалась в равной мере интересной и познавательной...

За Рулем — Михаил, прежде всего, спасибо, что удалось найти время для нашего журнала. А первый вопрос, как говорится, по горячим следам: что не срослось в сегодняшней гонке?

Михаил Митрохин — Все просто: начисто не угадали с шасси, а точнее — рамой. За месяц до этапа привезли более мягкий вариант, в расчете под держак. И, отмечу, на тестах были очень довольны результатом. Однако затем пошли дожди, и на трассу нанесло много песка. Как результат, рама перестала работать. Поэтому вся надежда была на удачный старт и далее — держаться!..

ЗР — Надо сказать, что «держаться» удавалось на все 100 процентов, особенно в предфинале.

М.М. — Да уж, ехал с одной мыслью: когда уж, наконец, финишный флаг! Приходилось очень жестко крыться.

ЗР — Но Антону Ладыгину в финале все-таки удалось с тобой совладать. И как! — По внешке в «колоколе» — одном из самых сложных поворотов курской трассы.

М.М. — Честно говоря, я видел атаку Антона, но не сильно сопротивлялся. Это был мой должок за старт. Поясню: на старте я довольно активно атаковал Антона, а он вежливо пустил меня. Так что вторая позиция была его по праву. Ведь долг, как известно, платежом красен (смеется).

ЗР — И тем не менее, с учетом обстоятельств, поздравляю с 3-м местом!.. Не могу следом не задать вопрос, касающийся шасси в более общем смысле, — почему Energy? Если не секрет, какие отношения тебя связывают с этим брендом?

М.М. — Спасибо! Что же касается Energy, все очень прозрачно. В 2007 году, в ходе выступлений в европейских гонках серии Rotax Max, я сошелся с представителями завода. Точнее, они со мной сошлись. В 2008-м проехал пару гонок на Energy уже в статусе заводского пилота. Затем 2 года официальной работы на заводе в Италии. Ну а сегодня — своя команда, дилерство... Да и просто дружеские отношения!

ЗР — Не раз приходилось слышать, что Михаил Митрохин на любом шасси проедет с разницей в полторы-две десятки. Так ли?

М.М. — Не знаю (улыбается). Но, говоря откровенно, все топовые шасси примерно одного уровня. Дело лишь в том, что кто-то предпочитает работать с CRG, а кто-то с Energy.

ЗР — Energy делает машины только для KZ?

М.М. — Скажем так, KZ — профильная тема, основная, так скажем. Однако не единственная. Например, с этого года пошли новые шасси и под DD2. По отзывам очень неплохие...

ЗР — Я думаю, ты и сам понял, что тему «Ротакса» не обойти...

М.М. — А зачем мне ее обходить? Я застал расцвет «Ротакса» в 2006–2007 годах, когда в «сеньерах» собиралось 50 человек, гарантирующих напряженную и непредсказуемую борьбу. До сих пор с теплым чувством вспоминаю Кубок Балтийских стран: своего рода прибалтийский челлендж серии Rotax Max с высочайшим уровнем конкуренции. Отрадно, что мне довелось там выигрывать...

Ну и, конечно, Португалия, Гранд-Финал 2008 года — 3-е место.

ЗР — Может, припомнишь какие-то любопытные «португальские» детали?

М.М. — В целом, все строилось и ехалось... Одним словом — получалось! Удавалось держать высокий темп и посуху, и под дождем. Причем «на сухую» ехалось еще лучше, чем по воде. Деталей, конечно, уже не вспомню, но одно замечу: «сеньеры» в том году ехали на шасси Intrepid. Я впервые сел на эту машину и проиграл лишь двум заводским гонщикам. Весомая же деталь, правда? (смеется)

ЗР — Однозначно!.. Но ведь наверняка были мысли «вырасти» из картинга?

М.М. — В 2007 году заводская команда MAN пригласила на тесты кольцевых грузовиков. Это, конечно, нечто! Полторы тысячи лошадок и управляемость машины — не хуже карта... Словом, я был потрясен!

Увы, на тот момент я не проходил по возрастному цензу. Ну а сегодня пока особенно не предлагают, да я как-то и не ищу. Меня полностью занимает и устраивает работа в команде.

ЗР — Охарактеризуй, пожалуйста, NI Racing — что это, если в двух словах?

М.М. — Если в двух словах, то наша команда — большая семья. Причем далеко не только по родству, но, в первую очередь, по отношению друг к другу! Я убежден: чтобы вырастить качественного пилота, отношение с ним должно быть глубоко личностным. Только в таком случае возможно взаимопонимание. А без него ничего не выйдет.

ЗР — А с партнерами такие же отношения? Я в данному случае имею в виду Bell.

М.М. — И да, и нет. Да — ибо без хороших отношений я в принципе не вижу возможностей для общения. Нет — так как партнеры должны соответствовать определенному уровню, заданной планке. Bell — качественный продукт, который мне нравится. Если коротко, то удобный, легкий и стильный шлем...

ЗР — Миш, сегодня в России масса разных спортивных картинговых серий, так сказать, второго эшелона. Увы, в силу разных причин обилие серий не приводит к обилию участников. Что ты думаешь по этому поводу?

М.М. — Я категорический противник «миллионных» классов. Мое мнение совершенно однозначно: во взрослом картинге должен быть Rotax Max — как серия профессиональной подготовки; именно пилотсткой школы... И такие классы, как KF и KZ — как сугубо профессиональный картинг.

Вот и все... Кстати, сам бы с удовольствием проехал пару этапчиков в «Ротаксе»!

ЗР — Что ж, я не могу сказать, что вопросы закончились, но удерживать тебя дольше не имею морального права. Большое спасибо за интервью и удачи на трассе и в командной работе!

М.М. — Спасибо!

Оцените материал
0:0
Загрузка...