Гран-при России 2016 — Сочи Автодром готов к гонке — журнал За рулем

Гран-при России: как Сочи Автодром подготовился к Формуле-1

Впервые увидев Гран-при Формулы-1 по телевизору в 1999-м, я не пропустил ни одной трансляции. Видел все гонки. Не в прямом эфире — так в записи. Вот только попасть на трассу в дни гоночного уик-энда удалось лишь сейчас — 17 лет спустя. Делюсь впечатлениями.

Дэвид Култхард по-прежнему в паддоке. Теперь — в роли комментатора BBC Sport.
Дэвид Култхард по-прежнему в паддоке. Теперь — в роли комментатора BBC Sport.

В девятом классе я прогулял один из выпускных экзаменов из-за того, что в Москву приезжал Дэвид Култхард. Точнее — заезжал в рамках небольшой рекламной кампании: шотландец должен был вручить призы победителям турнира по картингу и погоняться с журналистами на одной из столичных трасс. Ранним утром, не имея ни пропуска, ни аккредитации, я отправился обивать порог картинг-центра с твердым намерением увидеть DC. Все сложилось в мою пользу — увидел. В тот момент это казалось волшебством. Экзамен сдал на отлично — через неделю.

Второй раз меня пробило с такой же силой в 2014-м, когда на мотор-шоу в Женеве я встретил Петера Заубера. Человек, которого на протяжении пятнадцати лет я видел по телевизору и чьей команде искренне симпатизировал, обедал за соседним столиком в пресс-зоне компании Opel. Потребовалось не меньше пяти минут, чтобы решиться подойти и напроситься на памятное фото.

(Слева направо) Карлос Сайнс, Фелипе Масса и Дженсон Баттон.
(Слева направо) Карлос Сайнс, Фелипе Масса и Дженсон Баттон.

И вот что самое грустное: в паддоке Гран-при России, где за несколько минут удалось встретить почти всех действующих пилотов, Ники Лауду, Джонни Херберта, Маурицио Арривабене и даже самого Берни, градус эмоций был ниже. Такие вещи пробивают лишь один раз. Максимум два. И особенно ярко — в детстве. Так что не тяните с тем, чтобы отвезти детей на Гран-при. И позвольте хоть раз в жизни забить на экзамен. Разумеется, если это необходимо ради чего-то действительно важного.

Вообще, в Сочи все организовано действительно хорошо. На телевизионной картинке атмосфера Гран-при и вовсе кажется фантастической. Конечно, за кадром остается ходящая ходуном под ногами плитка, бестолковая навигация, веломобили с местными жителями в роли таксистов, а также нелепые пассажирские паровозики (такие же ходили на ВДНХ в 90-х). Но в целом — повторюсь — все очень достойно. По словам большинства действующих пилотов, сама трасса им также нравится. Признаться, когда слышишь подобную похвалу, чувство патриотизма обостряется само собой. Неважно даже, что проектировал ее немецкий инженер-монополист Герман Тильке. Как и 99% других современных трасс.

На территории олимпийского парка трудятся десятки разномастных электромобилей. Иногда они ломаются.
На территории олимпийского парка трудятся десятки разномастных электромобилей. Иногда они ломаются.

Российские пилоты на этот раз подарили нам не один повод для гордости. Причем пилоты — именно во множественном числе. Помимо Даниила Квята, впервые в карьере пробившегося в финал сочинской квалификации и стартующего в гонке с восьмого места, в первой пятничной практике участвовал Сергей Сироткин. Молодой россиянин сходу практически на семь десятых секунды опередил Джолиона Палмера — своего партнера по команде Renault F1, показав тринадцатый результат. Будем надеяться, в этом году мы сможем регулярно наблюдать за работой Сергея по пятницам. А в будущем — даст бог — на протяжении всего уик-энда.

Интересными впечатлениями и информацией поделились представители команды Ferrari и ее партнера — фирмы Shell, по приглашению которой я и приехал на гонку. Именно они показали работу мобильной лаборатории для взятия проб бензина и масла. И несмотря на то, что подобными технологиями располагают отнюдь не все команды чемпионата, ничего не скрывали.

Справа — неиспользованное масло Shell. Слева — проба, взятая из машины Себастьяна Феттеля после второй пятничной практики.
Справа — неиспользованное масло Shell. Слева — проба, взятая из машины Себастьяна Феттеля после второй пятничной практики.

Я не без удивления узнал, что по регламенту чемпионата топливо для болидов F1 должно на 99% состоять из тех же компонентов, что и неэтилированное дорожное топливо, разливаемое на заправках во всем мире. И перед сотрудниками Shell, приезжающими на каждый Гран-при в составе пяти-шести человек, стоит задача контролировать выполнение этого условия, а также добиваться от силовой установки максимальной эффективности, действуя в рамках разрешенного одного процента.

Подробнее о работе мобильной лаборатории я обязательно расскажу — но уже после гонки. А пока будем держать кулаки за Даниила Квята и надеяться, что третий в истории Гран-при России окажется интереснее сумасшедшего прошлогоднего!

Фото: Эксперт
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии (4)

Самые новые
Загрузка...