Акция «На работу на велосипеде!» — испытано на себе — журнал За рулем

Как прошла велопятница: едем на работу на велосипеде

Почему не «велосреда»? Потому что организаторы акции «На работу на велосипеде» назначили ее именно на пятницу, 20 мая. А небесная канцелярия выписала в этот день российской столице ливень. Прорвемся?

В глазах читается стальная решимость. Будь на улице даже цунами — назад не поверну!
В глазах читается стальная решимость. Будь на улице даже цунами — назад не поверну!

Предвижу вопрос, почему я без шлема. Редакция «За рулём» ратует за безопасное вождение всех ТС, в том числе велосипеда… Отвечаю. А Крокодил Гена тоже без шлема! Просто в традиционной своей шляпе. Без шлема и Принцесса. При определенной фантазии средством защиты можно было бы признать корону, но это должна быть очень богатая фантазия. В шлеме только Богатырь. Но посмотрите в каком! При падении с велосипеда он и сам покалечится, и других покалечит. Кстати, одного глаза у него уже нет. Иначе откуда черная повязка? Ах, это солнцезащитные очки? Извините. Нет, я не сошел с ума. Крокодил Гена, Принцесса и Богатырь — все это персонажи, которых нарисовали на афишах ежегодной всероссийской акции «На работу на велосипеде!».

Лично меня долго соблазняли поехать 20 мая на работу на велосипеде Крокодил и Богатырь, работавшие в московском метро. Лучше бы Принцесса, но та «окучивала» питерцев. А что, «За рулем» — это не обязательно автомобили и мотоциклы, грузовики и автобусы, но и те же самые велосипеды, на которые нас активно пересаживает московское правительство, поддерживающее акцию.

Если послушать Собянина с Ликсутовым, в Москве создана чуть ли не идеальная велосреда, и только лень мешает горожанам перейти с четырех колес на два. Почему бы не проверить утверждения чиновников? Тем более велосипед у меня есть, застоялся в коридоре, а велопятница (так я назвал акцию) — лишний повод растрясти жир. До предыдущего места работы я иногда на велике ездил, так что некоторый опыт есть. Заявил в редакции тему для публикации на сайте, зарегистрировался на другом сайте — самой акции, и стал готовиться. Поставил приложение для велосипедистов на планшет, новую батарейку в велокомпьютер, подкачал колеса и стер пыль с седла. Жена, следящая за прогнозом погоды, пыталась отговорить от затеи, дескать, объявили оранжевый уровень опасности. Ну знаете, «Да на кого же ты нас бросаешь?! Себя не жалко — хоть меня пожалей!», «Только через мой труп» и прочее. Но я ж кремень. Меньшее, на что согласился — взять с собой комплект сменной обуви и одежды. Спасибо, моя родная умница! Вернусь — расцелую.

Лужа у редакции. Переехать ее, не замочив ног, нереально.
Лужа у редакции. Переехать ее, не замочив ног, нереально.

Оранжевый уровень опасности

Грузового лифта в доме 1926 года нет. Чтобы войти в пассажирский с велосипедом, особенно такому немаленькому мужчине, как я, тем более с рюкзаком за плечами («сменка» и фотоаппарат) нужно поставить велик вертикально, повернув переднее колесо, и затем втиснуться самому. Салютую жене, которая провожает меня как в космос (кажется, даже крестит), спускаюсь на улицу. Первые метры даются тяжело — нужно вспомнить движения и отрегулировать цепную передачу. Ну вот, кажется, все наладилось, поехали. Живу я на Преображенке, ехать до Селиверстова переулка, 10 — этот адрес прекрасно известен всем читателям «За рулём». Чтобы не мудрить, решил действовать как Электроник на хоккейном матче и идти по прямой — через Яузу и Стромынку, Русаковскую, Комсомольскую площадь (три вокзала) и проспект Сахарова. Моросящий дождик не смущал, а, напротив, подбадривал веселее крутить педали.

Упс! Первая проблема. Если считаете, что плавные съезды для велосипедов и колясок сделаны на всех тротуарах, вы ошибаетесь. На улице Электрозаводской у телефонного узла есть несколько служебных въездов с высокими бордюрными камнями. Велосипедисту нужно перед ними спешиваться или ехать по дороге. Выбираю второй вариант. Хотя, конечно, страшно: водители автомобилей к велосипедистам относятся пренебрежительно и с глупым озорством. Многие стараются проехать поближе. А один лихач на крепко подержанной, некогда престижной иномарке намеренно окатывает водой из лужи. Конечно, такая погода, сам виноват. Иначе убил бы. Возвращаюсь на тротуар, где сейчас немного прохожих. Там хоть как-то можно спастись от луж: отрулить или даже остановиться.

Бордюр невелик, но ехать через него не велит: можно погнуть ободья и выбить спицы. Приходится спешиваться.
Бордюр невелик, но ехать через него не велит: можно погнуть ободья и выбить спицы. Приходится спешиваться.

Вторая мысль, загнавшая меня к пешеходам, — я еду без шлема. Конечно, и на тротуаре можно крепко навернуться. Но зато есть гарантия, что никто не проедет по голове. По крайней мере, на машине. Думая об этом, приближаюсь к Сокольникам, где у магазина «Зенит» известный всем московским и областным велосипедистам велорынок. Интересуюсь у продавцов, во сколько мне обойдется самый простой, но крепкий шлем. Отвечают, что около 3000, дают примерить «шапку» и посмотреться в зеркальце. Ужас. Быстро снимаю шлем, говорю, что еще подумаю, и резко набираю скорость. Дождь усилился.

Перекресток, перекресток, перекресток… Да сколько же вас?! По правилам дорожного движения, велосипедист на «зебре» должен спешиваться и вести велосипед «в поводу», за руль. Первое время так и делал. Но перекрестков настолько много, что прыгать туда-сюда надоедает, и я оставляю велосипед, пардон, между ног, а перед «зеброй» максимально торможу и внимательно осматриваясь. Так вот зачем в других странах на переходах выделены велодорожки!

А знаете, что больше всего мешает велосипедисту? Нет, не машины. Гаджеты! Каждый второй подросток идет по улице с «бананами» в ушах, уткнувшись в смартфон. Приближающийся велосипед они не видят и не слышат. Сигналить им звоночком бесполезно: ревущие и бацающие наушники заглушают весь мир. К нему хоть на «Харлее» подъезжай — не услышит. Приходится терпеть и при возможности объезжать.

Велорынок у «Зенита» — нечто вроде своеобразного клуба двухколесных. Но я здесь как-то тушуюсь.
Велорынок у «Зенита» — нечто вроде своеобразного клуба двухколесных. Но я здесь как-то тушуюсь.

Парадируйте без меня!

У трех вокзалов останавливаюсь, чтобы сфотографировать стоянку велосипедов, выдающихся напрокат. Вообще, на моем маршруте таких как минимум три: еще в Сокольниках и на Чистых Прудах. Однако в это время и в такую погоду практически все велосипеды в своих стойлах. Мне везет: подошедший со стороны платформы для электричек молодой человек с портфелем уверенными движениями освобождает велосипед от захватов и переставляет с другого недостающий звонок. Видно, все это он проделывает не в первый раз. Живет в Подмосковье, от трех вокзалов до работы недалеко, но на общественном транспорте неудобно, вот и берет велосипед напрокат независимо от погоды. Уже настоящий ливень.

За часовую поездку я насчитал семерых велосипедистов, включая арендатора. Еще один точно ездит изо дня в день — это видно по той уверенности, с которой он катил по проезжей части на Стромынке. А остальные… Возникло подозрение, что они, как и я, купились на агитацию и тоже выполняли редакционные задания. Я, как настоящий «чайник», своих за версту вижу.

Профи видно издалека: он не объезжает машины. Это они его объезжают. Но для такого уровня мастерства требуются годы тренировок. И, мне кажется, несколько больничных коек.
Профи видно издалека: он не объезжает машины. Это они его объезжают. Но для такого уровня мастерства требуются годы тренировок. И, мне кажется, несколько больничных коек.

Всего же для участия в акции от Москвы зарегистрировалось 4120 велосипедистов. В Санкт-Петербурге — 1081. Третий по массовости — конечно, Екатеринбург, 518 участников. Понимаете? 4000 человек из всей Москвы, в которой лишь по официальным данным 12,2 миллиона! Это даже не процент, а доля процента.

На Каланчевской, за тремя вокзалами очень узкий тротуар, на котором и двоим пешеходам тяжело разойтись. Ставлю велик к стенке, фотографирую. Зато дальше — широченный проспект Сахарова. Здесь можно провести целый парад велосипедистов. Кстати, и проведут, именно здесь, не далее как 29 мая! Но на парад я не поеду. Хватит. Рисковал здоровьем и жизнью, промок до нитки. Да и шлема у меня нет. Хотя я его все-таки куплю — для поездок на велосипеде по выходным. Не хочу быть как Крокодил Гена. А на работу в отсутствие машины буду ездить по старинке, на метро, да простят меня Собянин с Ликсутовым. Вот если они и другие чиновники пересядут на велики, и не для показухи, а всерьез, как некогда мэр Лондона Борис Джонсон, тогда и я подумаю. Вот депутаты Госдумы попробовали. Кажется, им не очень понравилось. Сыро, говорят, промокли. Да, а зимой еще и холодно, и всюду лед, и снег идет. А нас все на велики пересаживают.

Лучше бы организовали акцию «С работы на велосипеде!». Вечером в пятницу погода наладилась, а город застыл в пробках — особенно жутких после дождя. Все как обычно. Да и я, пожалуй, поеду домой на машине. Нужно только этот чертов велик как-то в нее запихать…

Фото: Онлайн-редакция
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии (15)

Самые новые