Рено Дастер, Шевроле Нива, УАЗ Патриот: проверка дорогами и морем — журнал За рулем

УАЗ Патриот, Chevrolet Niva и Renault Duster: морской бой, или Русский десант в Прибалтике

Необычным в этом пробеге было абсолютно всё. Когда путь из России в Россию лежит через две госграницы, это необычно. Когда три популярных вседорожника плывут со скоростью 100 км/ч в грузовом отсеке десантного корабля и соревнуются с бронетранспортером на бездорожье — тоже. Михаил Кулешов (основной текст), Вадим Крючков и Кирилл Милешкин запомнили это приключение на Балтике до мельчайших деталей, а неутомимый Константин Якубов увековечил воспоминания в красивых кадрах.

Место действия: Латвия, Литва, Советск

Второй день пути

Патриот и Нива способны преодолеть на одной заправке 550 километров. Duster — около шестисот. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы пересечь Латвию и Литву, не прибегая к услугам местных валютных заправок.
Патриот и Нива способны преодолеть на одной заправке 550 километров. Duster — около шестисот. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы пересечь Латвию и Литву, не прибегая к услугам местных валютных заправок.

Вчера вечером перед самой границей с Латвией мы заправились под завязку в надежде «прошить» на одном баке (в случае с УАЗом — на двух) Латвию и Литву и заправиться опять же в России. За рубли — в городе Советск Калининградской области. Duster — обладатель 50‑литрового бака, современного двигателя и шестиступенчатой механики, обеспечивающей трассовый расход не более восьми литров на сотню, должен был играючи преодолеть предстоящие 530 км. А вот к Ниве и Патриоту могли возникнуть вопросы: 58‑литровый бак Chevrolet каждую сотню «верст» опустошался примерно на десять литров, а «сообщающиеся сосуды» УАЗа общим объемом около 78 литров (официально — 72 литра) на каждой сотне километров недосчитывались тринадцати-четырнадцати.

Советск с населением около 40 тысяч человек — второй по величине город Калининградской области. Разумеется, после Калининграда. Не могу назвать его вылощенным, но здесь приятно. Спокойствие и размеренность буквально витают в воздухе, расслабляя и отвлекая от привычной суеты. Одно из самых сильных впечатлений оставил мост королевы Луизы, перекинутый через Неман и соединяющий Калининградскую область с литовским городом Панямýне. Через этот мост благополучно переехали и Нива, и УАЗ, и, разумеется, Duster. На топливе с той вчерашней заправки! Проход двух границ занял один час.

Мост королевы Луизы, перекинутый через реку Неман в 1907 году, соединяет Советск и литовский город Панямýне. Литовская граница позади. Российская — впереди. Однако мобильные телефоны уже ловят сети российских операторов.
Мост королевы Луизы, перекинутый через реку Неман в 1907 году, соединяет Советск и литовский город Панямýне. Литовская граница позади. Российская — впереди. Однако мобильные телефоны уже ловят сети российских операторов.

Место действия: Калининград, Балтийск

Третий день после старта

Шесть тонн в час! Столько дизельного топлива потребляет Зубр — корабль проекта 12322 на воздушной подушке. Если на дизельной легковушке накатывать по 30 тысяч километров в год с расходом не выше десятки, этих шести тонн хватит на полтора беззаботных года. Пока корабль лишь готовили к плаву, в пяти его газотурбинных двигателях сгорело несколько «месяцев». Но и впечатлений — на килотонну!

Зубр, малый десантный корабль на воздушной подушке проекта 12322
Зубр, малый десантный корабль на воздушной подушке проекта 12322

Когда грузовой отсек наполнился гулом от десятков тысяч «лошадей» и огромный Зубр начал подниматься на воздушной подушке, все эти бухгалтерские мысли смыло волной эйфории. Это как первый раз в жизни удержать равновесие на велосипеде или впервые выстрелить из ружья. Ну, понимаете, мужики?

Не знаю, почему Зубр называют малым десантным кораблем, — ведь это самый крупный в мире корабль на воздушной подушке.

— В России их осталось лишь два — «Евгений Кочешков» и «Мордовия». И оба прописаны здесь, в военной гавани Балтийска. Пять кораблей утилизированы. Четыре — в строю ВМС Греции. Еще несколько — в Китае.

Капитан-лейтенант «Мордовии» Александр Павловский излучает уверенность:

— Не хочу вас расстраивать, но завтра едва ли распогодится, а в четыре балла и выше мы стараемся не ходить в море. Корабли на воздушной подушке очень чувствительны к сильным порывам ветра. Давайте запланируем плав на послезавтра, а пока оттачивайте погрузку и десантирование. Вам ведь придется десантироваться вместе с бронетранспортерами.

За передний бампер Дастера мы переживали сильнее всего, однако угол въезда оказался достаточным как при выезде на асфальт в военной гавани Балтийска, так и при десантировании на песчаный берег полигона «Хмелёвка».
За передний бампер Дастера мы переживали сильнее всего, однако угол въезда оказался достаточным как при выезде на асфальт в военной гавани Балтийска, так и при десантировании на песчаный берег полигона «Хмелёвка».

Угол аппарели внушителен. Передний бампер Дастера при погрузке оказывается в нескольких сантиметрах от катастрофы. Нива едва не цепляет асфальт фаркопом, но обошлось — и вся троица поднимается на борт.

Теперь задача не из простых — развернуться внутри корабля, чтобы выезжать на сушу двигателем вперед (бронетранспортеры изначально заезжают в трюм задним ходом). Держу пари, в этот момент Вадим Крючков впервые пожалел, что камеры заднего вида в его любимой Ниве нет и не может быть даже в качестве опции. Хотя с недавних пор это благо цивилизации доступно даже УАЗу.

Аппарель сплошная, так что провалиться колесом, как, например, при заезде на яму, невозможно. Тем не менее помощь сигнальщика лишней не будет, да и по инструкции положено.
Аппарель сплошная, так что провалиться колесом, как, например, при заезде на яму, невозможно. Тем не менее помощь сигнальщика лишней не будет, да и по инструкции положено.

Зубр — это маленький мир! С собственной кухней, уютными кубриками и кают-компанией для четырех человек командного состава. Конечно, моряки не живут здесь постоянно: рядом с военной гаванью Балтийска для срочников и контрактников построено жилье. Милые современные домики в четыре-пять этажей — ничуть не хуже какого-нибудь подмосковного жилого квартала эконом-класса. Кстати, некоторые контрактники служат здесь не первый, не второй и даже не пятый год. Ведь по местным меркам служить не только престижно, но и доходно для семейного бюджета.

Пробный «десант», к всеобщему восторгу и удивлению, прошел без сучка без задоринки. Все машины успешно скатились по аппарелям на забронированный под стоянку двух Зубров пирс. Единственная сложность заключалась в том, что при предстоящем десантировании на песчаный берег покидать корабль придется значительно быстрее, дабы не закопаться и не встать на пути бронетехники. Но после сегодняшней высадки мы доверяли нашим автомобилям гораздо больше, чем прежде. Всё будет отлично!

Место действия: грузовой отсек МДКВП типа «Зубр»

Пятый день после старта; день рождения Балтийского морского флота — ему 313 лет!

Утро. Бури нет. В заливе лишь легкое волнение. Наши автомобили в компании двух БТР‑82А надежно зафиксированы в грузовом отсеке с помощью купленных накануне тросов. А нам разрешили разместиться на капитанском мостике, где, в отличие от грузовой палубы, достаточно тихо. Вдобавок открылся приличный обзор.

Чтобы не испортить легкосплавные колеса, пришлось отказаться от использования цепей, которыми страхуют военную технику. Вместо них мы взяли автомобильные тросы.
Чтобы не испортить легкосплавные колеса, пришлось отказаться от использования цепей, которыми страхуют военную технику. Вместо них мы взяли автомобильные тросы.

Вибраций в работающем Зубре едва ли не меньше, чем в Патриоте. И это несмотря на то, что «Мордовия» выпущена в далеком 1991 году и уже несколько раз отправлялась в ремонт для продления эксплуатационного срока.

Пока корабль аккуратно маневрирует в военной гавани на небольших скоростях, плав слабо отличается от прогулки на речном трамвайчике. Лишь водяная пыль, поднимаемая четырехлопастными маршевыми винтами и временами заволакивающая всякий обзор, дарит ощущение другой реальности.

Эмоции начинают зашкаливать по-настоящему, когда Зубр выходит в открытое море и набирает максимальные 60 узлов. Для тех, кто не в теме: это 111 км/ч. Сто километров в час! По воде. С машинами и бронетранспортерами в трюме. Море скрадывает скорость, но, когда цепляешься взглядом за какой-нибудь ориентир на суше, эйфория выходит на новый круг: махина водоизмещением 550 тонн немногим уступает в максималке нашим машинам и весьма мягко стелет по водной глади.

Зубр, малый десантный корабль на воздушной подушке проекта 12322
Зубр, малый десантный корабль на воздушной подушке проекта 12322

Когда до десантирования остается около десяти минут, мы покидаем мостик и спускаемся по почти вертикальной лестнице в грузовой отсек, к нашим машинам. Здесь гул от силовых установок Зубра давит на мозг через барабанные перепонки, а «земля» под ногами ходит ходуном так, будто в стельку пьян. Помню, как-то в Японии мне «посчастливилось» пережить легкое землетрясение — и в грузовом отсеке Зубра, несущегося по волнам на полном газу, я ощутил себя словно внутри вулкана с перманентной сейсмической активностью. Недаром бронетранспортеры крепко фиксируют металлическими цепями!

Наконец газотурбинные двигатели сбавляют обороты, корабль плавно замедляется, а моряки ловко освобождают колеса от растяжек-тросов. Сквозь щель, образованную опускающейся аппарелью, грузовой отсек озаряет яркий свет. Пока мы шли, выглянуло солнце!

Такое может быть либо в Голливуде, либо в армии. Считай, батальная сцена! На берегу встречают десятки бойцов Балтийского морского флота. За спиной шумят камазовскими дизелями два БТР‑82А. Наша троица — в центре внимания. Ошибаться нельзя, и дело не столько в бамперах, которые оторвутся на раз, сколько в престиже профессии: если у морячков всё так слаженно, то и у нашего брата комар не должен нос подточить.

На песчаный берег нужно выскакивать ходом, иначе велик шанс застрять. Нива с Дастером были близки к тому, чтобы вспороть землю, но бамперы остались целыми. Патриот прошел с запасом, но неувереннее всех чувствовал себя на песке.
На песчаный берег нужно выскакивать ходом, иначе велик шанс застрять. Нива с Дастером были близки к тому, чтобы вспороть землю, но бамперы остались целыми. Патриот прошел с запасом, но неувереннее всех чувствовал себя на песке.

Я снова в Дастере. Поворотом трансмиссионной шайбы принудительно блокирую муфту привода задних колес, врубаю первую передачу и ходом вываливаю на песчаный пляж.

Бамперы на месте! А уверенность, с которой Renault ползет по рыхлому песку навстречу твердой части суши, потрясает.

Вадим Крючков на Ниве тоже без проблем выезжает в свет. Неувереннее всех, побуксовав китайскими шинами, на которые мы и списываем несвойственную заслуженному вездеходу беззубость, корабль покидает увалень Патриот. За ним играючи вылетают бронетранспортеры.

Несмотря на дебют, всё получилось быстро и слаженно — как и должно происходить при настоящем десанте. Зубр поднял аппарель, развернулся прямо на песчаном берегу и через несколько минут превратился в точку на водной глади. Впереди нас ждал военный полигон, а затем — долгий путь назад через Калининград, Литву и Латвию.

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии (42)

Самые новые
Загрузка...