ВАЗ-2101 Правдивый триллер — журнал За рулем

ВАЗ-2101 Правдивый триллер

Ladasm

Ladasm

Честно говоря, раньше я никогда не слышал термина «копейка». На вопрос, какая у тебя машина, раньше отвечали «Первая», реже — «Единичка». Но это так, к слову. Сегодня — о последних секундах жизни светло-голубой машинки ВАЗ-2101, которую я искренно любил. Пробег — 132000 км. Фото говорит за себя. Это было время, когда самым большим удовольствием в выходной день для меня было увильнуть от дачи, выйти с утра во двор и часов 10–12 делать что-то осмысленное (и не очень) с этой машинкой. Прокачать тормоза, отрегулировать клапаны, установить электронный реле-регулятор напряжения собственного изготовления, приспособить подрулевой выключатель от ВАЗ-21011, чтобы включать омыватель его левым рычажком, а не давить левой рукой на резиновую кнопку… Итак, сентябрь 1985 года. Еду из Саратова домой, в багажнике покатываются арбузы, а в сумке лежит дефицит — пять масштабных моделек, которые делали в Энгельсе. У меня же коллекция! Еду с шести утра, часам к двум добрался до Шляцка. Жую шоколадку, скорость не выше сорока: в городке образовалось тогдашнее подобие пробки. И... больше ничего не помню… Как отрезало. Будто летающая тарелка рядом села. Хотя смутное что-то было: меня тащат из машины, а я правой рукой лезу куда-то в огонь, потому что мне кажется, будто приемник горит. И чья-то фраза: «Ух, как же его…» И на этом — действительно все. Очухался как в плохом кино — в койке. В комнате еще четыре кровати, моя — пятая, стоит под углом. Слева какая-то хреновина — потом услышал слово «капельница». А в ногах мужик чужой сидит. — Здрассьте, — говорит, — Михал Владимыч! Я киваю — здрассьте, мол. А тот продолжает. — Это как же вы, — вопрошает он, — оказались за 350 км от дома без денег и без талонов на бензин? До меня доходило долго. Как это — без денег и талонов? Да у меня в багажнике две полные канистры, да у меня бумажник… — Бензин я слил! — угадывает мои мысли мужик. — И канистры, и из бака. Документы ваши целы. А вот денежек не было… Лежать очень тяжело — что-то постоянно впивается иглами в тело. А я пытаюсь угадать, кто же это может вытащить бумажник, но оставить при этом документы? Вор бы их выбросил подальше. Значит, не вор, а… Да, все верно — это следователь Давыденко. Была авария: лобовое столкновение. Виноват я… Мотаю головой : какое еще лобовое? Но Давыденко смотрит на часы: ему пора домой. Сегодня суббота… Прошу отправить домой телеграмму. Давыденко меня не понимает: какую, на хрен, телеграмму? Он что — телеграфист? Да и денег у меня нет, как он уже сказал. Вот денька через два он зайдет, тогда будут видно. Сотовых тогда еще не было. Начинаю его умолять — нет, без толку. Звонить тоже не хочет — для этого надо на работу зайти, а ему некогда. Уходит. Напротив на кровати сидит женщина. Ее мужика вчера отвалтузили ногами, однако тот выжил. Мы в шацкой больнице. Начинаю говорить что-то про телеграмму, про родителей, про деньги. Ей очень не хочется, но у меня, наверное, был совсем жалкий вид. И телеграмму она дала. Потому что ночью примчались родители. Мама ощупала меня с головы до ног — вроде, все на месте. Я пытаюсь улыбнуться — да на месте, конечно. Но тут подходит медсестра. — Это тебе повезло! — заявляет она. — А вот пару месяцев назад мужика из грузовика вытащить не могли, так ему ногу топором отрубили… Понимаю, что это правда и замолкаю. Перевернуться не могу — дикая боль. Потом оказывается, что лежу, как Рахметов — на стеклах от голубенькой «копейки». Правда, у Чернышевского он лежал на гвоздях. Утром родители меня просто украли. Отец сходил к главврачу, тот для порядка что-то сказал про уголовное дело, но в итоге махнул рукой — мол, он ничего не видел. Я попросил отца забрать из багажника «копейки» арбузы и модельки. Он жалостно посмотрел на меня и ничего не сказал. Стоять не могу, идти тоже. Родители тащат меня чуть ли не волоком. Навстречу прыгает мужик на костылях. Говорят, что я столкнулся с ним. — Слушай, — удивленно говорит тот, — а откуда ты взялся? Тебя же не было! Ответа не знаю и сегодня. Меня запихивают в машину, я вою на каждой кочке. Часов через семь я дома…

Продолжение следует

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии (10)

Самые новые