Дело о «правом уклонисте» — журнал За рулем

Дело о «правом уклонисте»

ДЕЛО О «ПРАВОМ УКЛОНИСТЕ»

СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ

СЛЕДСТВИЕ ВЕДЕТ ЗР 

ДЕЛО О «ПРАВОМ УКЛОНИСТЕ»

СЕРГЕЙ ВОЛГИН. РИСУНОК СЕРГЕЯ САВИЛОВА

Илья очень торопился домой, когда как назло попал в пробку на набережной. Двойная сплошная, четыре полосы движения. Простоял 10 минут, 20... Другие машины смело объезжали по встречной или разворачивались (через сплошную двойную) и уезжали в обратную строну. «А я чем хуже?» — решил Илья, выехал на «встречку» и тут же уперся в гаишную машину, стоявшую на набережной. Результат — административное нарушение по статье 12.15 часть 3 КоАП («выезд на встречную полосу проезжей части…»).

ПОСЛЕ ОТПУСКА

На заседание суда Илья не попал — начался очередной отпуск, путевки были уже куплены. Решением суда было лишить права управления сроком на два месяца. О принятом вердикте Илья узнал, как только вернулся из отпуска — позвонил в суд. Решение оспаривать не стал — о чем тут спорить, когда все и так ясно! Правда, в соответствии с законом копию должны были выслать по почте в течение трех дней, но почему-то этого не сделали.

Илья исправно ждал два месяца, а когда срок истек, пришел (пешком!) в ГИБДД за своим водительским удостоверением. Инспектор внимательно выслушал, а затем открыл статью 32.7 КоАП РФ и громко ее зачитал. После этого забрал у Ильи «времянку» и предложил прийти за «правами»… еще через два месяца. Он посчитал, что Илья обязан был сдать временное разрешение в ГАИ, а раз он вовремя этого не сделал, срок лишения будет исчисляться со дня фактического его изъятия. Илья попробовал возражать — мол, в постановлении суда нет ни слова о необходимости сдать временное разрешение в ГАИ, да и секретарь, когда отдавала копию постановления, ничего об этом не сказала. Довод инспектора обескуражил: «Я не уверен, что вы не ездили эти два месяца. Поэтому „права“ вернуть вам не могу». После этого Илья обратился к нам.

ВЕРЮ — НЕ ВЕРЮ

Надо сказать, с такими проблемами читателям приходится сталкиваться довольно часто. Основная сложность — в толковании уже упомянутой статьи 32.7 КоАП РФ, которая определяет сроки лишения «прав». В соответствии с нормой срок исчисляется с момента вступления в силу постановления суда. То есть через 10 дней после вынесения постановления или вручения водителю копии (когда нет жалоб).

Если изымается водительское удостоверение, взамен его выдается временное разрешение. С момента вступления в силу постановления по делу (не важно, лишили водителя права управления или только оштрафовали) временное разрешение теряет силу. И вот тут-то возникают основные проблемы. Проверить, вынесено ли по конкретному делу какое-либо решение и, тем более, вступило ли постановление в силу — практически невозможно. Далеко не все экипажи ГИБДД имеют доступ к базе данных на водителей, лишенных права управления. Поэтому проверить, уклоняется ли водитель от сдачи временного разрешения или нет — задача не из легких. В реальности можно беспрепятственно ездить по временному разрешению до тех пор, пока какой-нибудь въедливый инспектор не поленится проверить водителя по базе.

Чтобы этого избежать, в ч. 2 ст. 32.7 речь идет о тех, кто уклоняется от сдачи временного разрешения: для них срок лишения будут исчислять только с момента фактического изъятия «времянки». Вот только конкретно, что следует считать «уклонением», закон не определил. Кроме того, не существует ни одного нормативного акта, который обязывал бы водителей сдавать временные разрешения после вынесения постановления. Это по ст. 32.6 обязаны сделать сотрудники ГАИ после вступления в силу постановления о лишении права управления. И если только водитель откажется отдать временное разрешение, тогда будет считаться «уклонистом» со всеми вытекающими последствиями (вплоть до привлечения к ответственности по ч. 1 ст. 19.3; за это положен штраф 500–1000 рублей или арест до 15 суток).

В нашем же случае никакого «уклонения» не было и в помине! Наоборот, когда Илья пришел в ГАИ, он по первому же требованию инспектора отдал ему временное разрешение. А то, что у инспектора «нет уверенности», так это его проблема — в соответствии с принципом презумпции невиновности (статья 1.5 КоАП) все сомнения толкуются в пользу обвиняемого. Так что я сразу посоветовал Илье написать заявление следующего содержания:

«Командиру 3-го батальона ДПС ГИБДД УВД ЦАО г. Москвы

от С. Ильи Николаевича

31 июля я двигался на а/м **** по Космодамианской набережной Москвы и был обвинен в нарушении ПДД, ответственность за которое наступает по статье 12.15 часть 3 КоАП РФ. Инспектором 3-го батальона Ф. был составлен протокол и изъято водительское удостоверение. 14 августа в результате рассмотрения дела было вынесено постановление о назначении наказания в виде лишения права управления транспортным средством сроком на 2 (два) месяца.

На основании вышеизложенного и в связи с истечением срока лишения права управления транспортным средством прошу вернуть мне водительское удостоверение.

Приложения:

1) Копия постановления об административном правонарушении».

Письмо С. передал секретарю. Далее, по его словам, произошло следующее — при этом по случайности оказался «сам» командир батальона. Он тут же «наехал» на девушку — «зачем она приняла это заявление!», а на вопрос Ильи по поводу водительского удостоверения сослался на статью 32.7: «Специально для таких „умных“ придумано». После чего ушел с чувством выполненного долга. Видимо, это надо было понимать как отказ.

Нам нужен был официальный ответ, но, скорее всего, ждать его не было смысла. Поэтому на свет появилась жалоба в УГИБДД ГУВД г. Москвы на действия должностных лиц батальона ДПС. «По истечении срока лишения я обратился к начальнику 3-го батальона ДПС ГИБДД УВД ЦАО г. Москвы с заявлением о выдаче задержанного при совершении правонарушения водительского удостоверения, однако мне было отказано, — писал С. — На словах мне объяснили, что якобы я уклонялся от изъятия временного разрешения, при этом никакого письменного ответа я не получил. После этого у меня забрали временное разрешение и предложили явиться еще через два месяца». Далее он приводил изложенные мною выше доводы и просил «дать указание вернуть водительское удостоверение».

Жалоба была направлена в ГАИ по почте с уведомлением о вручении.

ОДНАЖДЫ, ДВЕ НЕДЕЛИ СПУСТЯ…

…Илья вновь появился в ГИБДД. Секретарь, узнав его, сразу направила к заместителю командира батальона Д. Рожкову.

— А жалобу зачем написали? — поинтересовался замкомбат. — Зачем такие крайности? Ведь наши сотрудники с вами обходились вежливо, не грубили, и вообще вы сами виноваты, потому что в суд не явились…

Далее — снова неопровержимый милицейский довод:

— Почему я должен вернуть вам «права»? У нас много хитрецов, которые ездят по временному разрешению.

На что С. ответил:

— Я за рулем не ездил с тех пор, как вступило в силу постановление. Могу еще столько же не ездить и не переживаю по этому поводу. Но этим делом сейчас занимается мой юрист: пусть он с этой проблемой разбирается; у него уже подготовлены жалобы в вышестоящие инстанции. Вы можете не отдавать мне мои «права» — это ваше решение.

— Ну зачем же жалобы писать? Зачем деньги на юриста тратить? — немного «напрягся» офицер.

— А как иначе бороться с нарушениями закона? Вы ведь знаете, что я прав, а водительское удостоверение не отдаете. Извините, у меня нет времени, общайтесь с моим юристом.

Кажется, это замкомбата сильно задело.

— Давайте забудем про юриста и по-человечески пообщаемся, — предложил офицер (а кто против? — С.В.). — Конечно, я понимаю, что вы могли и не знать о том, что нужно явиться и вернуть временное удостоверение, но я исполняю закон… Но, если вы говорите правду и не ездили это время, то, получается, что по-человечески я должен вернуть вам «права»… А если мы закроем это дело, отдадим вам водительское удостоверение, вы не будете продолжать жаловаться?

— Да, я буду удовлетворен.

— А что же скажете вашему юристу?

Илья взял жалобу и на обратной стороне написал: «Устным ответом удовлетворен, письменного не требуется».

Замкомбат тут же по телефону дал команду: вернуть удостоверение.

Но в группе административной практики «права» вернуть поначалу отказались, даже несмотря на прямое указание начальства! Дважды инспектор куда-то звонил, кто-то его убеждал, но в ответ он упрямо отвечал: «Посмотрю, подумаю…» И при этом рассказывал о пресловутой статье 32.7 и о том, что «жалобы писать нехорошо». Так продолжалось минут сорок (!). Наконец Илье все это надоело. Он встал, чтобы снова отправиться к начальнику; увидев это, инспектор обиженно достал «права» из стола и отдал их.

Так закончилась эта история. Моя роль здесь была небольшой — помог составлять жалобы и заявления, консультировал клиента, а с сотрудниками ГАИ он общался сам.

Так что в большой степени это дело удалось выиграть благодаря упорству самого пострадавшего. Последнее очень важно, особенно когда дело касается нарушенных прав. Зато следующему «лишенцу», надеюсь, будет уже проще доказать, что он никакой не «уклонист».

Понравилась заметка? Подпишись и будешь всегда в курсе!

За рулем в Дзен
Архивная статья
Количество просмотров1363
Оцените материал
0:0

Купить свежий номер
«За рулем» можно здесь: