Почему цена на нефть падает, а топливо дорожает? — журнал За рулем

Почему цена на нефть падает, а топливо дорожает?

Мы платим не за нефть, а государству.

Рыночная цена на топливо, как и на прочие товары, формируется соотношением спроса и предложения. Однако политика правительства в России направлена на то, чтобы он потихоньку дорожал.

Справедливости ради следует признать, что горючее у нас нет-нет, да и дешевеет. Если брать нынешний год, то в апреле, например, нефть упала вдвое по сравнению с февралем и средняя цена литра АИ-95 на автозаправках снизилась на три копейки, АИ-92 — на шесть (тоже копеек). А в начале 2016 года на фоне такого же двукратного падения нефтяных котировок бензин временно подешевел на рубль.

Почему сейчас не больше?

Сколько на самом деле стоит топливо?

При нынешней цене бензина (47–48 рублей за литр АИ-95) нефть в нем стоит рубля три-четыре. Вернее, это стоимость добычи, поскольку сама нефть создана природой бесплатно на радость российской экономике. Еще несколько процентов составляют расходы на переработку и перевозку топлива, часть заложена как прибыль нефтеперерабатывающих заводов и АЗС. А львиная доля цены (около 70 процентов) приходится на выплаты в бюджет. Налогов четыре: на добавленную стоимость, на добычу полезных ископаемых, на дополнительный доход от добычи углеводородного сырья и акциз.

Что делает правительство?

Российская экономика зависит от нефтегазовых доходов давно и прочно. Их доля в федеральном бюджете в 2019 году составила 40,8%. На них зиждется относительное благосостояние граждан. За последнее десятилетие в промышленности снизилась доля всех отраслей, кроме сырьевой. При такой зависимости, если долларовые цены на нефть падают, то рубль отправляется вниз вслед за ними, и в рублевом выражении стоимость сырья внутри страны снижается незначительно. Соответственно, нет причины дешеветь и бензину.

Мало того, если нефть дешевеет на международном рынке, то правительство поднимает внутренние налоги: надо же чем-то наполнять бюджет. Как следствие, нефтекомпании и АЗС склонны тоже повышать цены, чтобы сохранить доходы. И бензин, вместо того чтобы дешеветь, дорожает. Просто замкнутый круг! Правительство и не пытается его разорвать, потому что на нем нагуливается бюджет.

Акцизы на топливо растут регулярно. Они долго держались на одном уровне лишь однажды: с 2005 по 2010 год, поскольку именно в этот период нефть поднялась с 40 долларов до рекордных 147, и всем стало и без акцизов очень хорошо.

Как рос акциз?

Немного из истории. В январе 2001 года акциз на бензин с октановым числом выше 80 был установлен в размере 1850 рублей за тонну. В 2005 году — уже 3829. С 2011 года налог стали считать исходя из класса экологической безопасности топлива, и акциз на «Евро-5» подняли до 5143 рублей. С 2012-го увеличили до 6822, сейчас — 12 752. Расслабляться рано. Уже решено, что в 2021 году акциз на «Евро-5» составит 13 262 рубля, а в 2022-м — 13 793.

К слову, НДС с 2019 года тоже повысили, с 18% до 20%. По закону государство не вправе диктовать бизнесу цены на нефтепродукты, но, заботясь то ли о душевном здоровье конечных потребителей, то ли о собственном благополучии, оно разными хитрыми мерами пытается сглаживать резкие скачки цен так, чтобы рост соответствовал среднемесячной инфляции и Путин не слишком ругался.

Опять справедливости ради надо отметить, что, в принципе, это удается. Так, с 2001 по 2020 год инфляция в стране составила 450%, а розничные цены на АИ-95 выросли всего на 400%. При этом стоимость бензина не падала резко, когда нефть на международном рынке дешевела, и не взлетала сильно, когда сырье быстро дорожало.

Что происходит сейчас?

Сегодня цены, может, и снизились бы, как в 2016-м, но с 2019 года в отрасли введено правило, которого не было раньше.

Если в какой-то период экспортные цены на нефть оказываются выше внутренних, то государство компенсирует компаниям часть потерь, которые они несут из-за того, что не повышают цены на топливо в стране (причем речь не о реальной цене, а о расчетной, установленной правительством; в 2020 году это 53 600 рублей за тонну бензина). Такая ситуация держалась до февраля 2020 года, и за год государство выплатило компаниям 305 млрд рублей компенсации.

Если же расчетные внутренние цены оказываются выше, чем за рубежом, то нефтяники сами должны платить в бюджет долю от своих сверхдоходов на внутреннем рынке. Эту картину мы и наблюдаем с марта, когда нефть в мире резко подешевела. Нефтяные компании заплатили уже несколько сотен миллиардов, и им, наверно, жалко. Не снижая теперь цену, они, возможно, пытаются переложить часть выплат в бюджет на плечи потребителей. Ведь платить приходится с расчетной твердой цены, а не с реальной.

Кроме того, вклад в ситуацию вносит и пандемия. Весной, например, из-за почти двукратного падения спроса на бензин компании торговали себе в убыток. Какие уж там снижения.

Оцените материал
15:—7
Загрузка...