Почему бензин дорожает и будет дорожать — журнал За рулем

Насколько подорожает бензин осенью? — прогноз «За рулем»

А правительство утверждает, что не с чего ему дорожать.

Мне нужно денег на бензин. Бензин! Дай мне бензин!!!

Т. Линдеманн, Rammstein

В конце мая Российский топливный союз (РТС) и Независимый топливный союз (НТС) предупредили о риске скачкá цен на бензин. Изложили опасения в письмах правительству. Чтобы делать такие прогнозы, наверное, необязательно быть ведущим экспертом по экономике и маркетингу. Каждый автомобилист прекрасно знает, что топливо подорожает, и даже может предсказать, когда произойдет скачок. Первая фаза — в январе: традиционный «подарок» правительства россиянам в виде увеличения акцизов. Вторая фаза — к периоду летних отпусков. С 2009 года иначе не бывало.

Случались, правда, и промежуточные подъемы цен, например прошлой осенью. Это «бонусы к базовой комплектации», и они также вполне очевидные. В обозримом прошлом бензин никогда не дешевел (локальные снижения цен на некоторых АЗС не в счет). Да и с чего ему дешеветь-то, если электричество, еда, одежда, запчасти и все услуги постоянно дорожают?

Кто погнул рычаг?

В данном случае поводом для беспокойства топливных союзов послужил стремительный рост биржевых оптовых цен: АИ‑92 подорожал на 23%, АИ‑95 — на 18,5%. Спустя неделю правительство отреагировало на письма РТС и НТС: панику прекратить! «Оснований для тревоги нет — уровень биржевых цен обеспечивает достаточную маржинальность для розничного сегмента», - заявил вице-премьер Дмитрий Козак.

Маржинальность — всё объясняющий и очень успокаивающий термин, но простым людям непонятно, какой смысл розничным торговцам держать цены прежними, если сами они стали покупать бензин существенно дороже.

У правительства, конечно же, есть все рычаги для сдерживания цен. И оно сдерживает как умеет. В прошлом году, к примеру, договорилось с нефтяниками о заморозке цен, а с 1 июня понизило акцизную ставку. Но только на полгода. И осенью независимым сетям АЗС разрешили поднять цены. Рычаг погнулся?

Совершенно непонятно, почему рычаги так коротко действуют и зачем они такие сложные. Около 40% из 15 тысяч российских АЗС принадлежит непосредственно нефтяным компаниям. В числе шести крупнейших сетей автозаправок — «Роснефть» (около 2900 АЗС), «Газпромнефть» (1224), «Татнефть» (600) и «Башнефть» (544). И все они — госкомпании («Татнефть» примерно на треть). Для сдерживания цен по всей стране достаточно заморозить цены на них. Если остальные АЗС станут продавать бензин дороже, реагируя на оптовые цены, увеличение экспорта и сезонный спрос, то попросту потеряют клиентуру. Покупатель выберет АЗС с теми ценами, которые ему нравятся (как это делают граждане приграничных районов Латвии, предпочитающие российские заправки). Вроде всё правильно и по законам рынка. Но Федеральная антимонопольная служба следит, чтобы цены не сильно опережали инфляцию и у всех сетей были схожими — и при этом все сети оставались в достатке. А достаток автомобилистов, кои, по данным ВЦИОМ, составляют 42 % населения, не входит в компетенцию ФАС.

Сезонный спрос — важнейший фактор. Его из года в год называют одной из главных причин роста оптовых цен. Прошлой осенью так и сказали: недостаток предложения на фоне повышенного спроса после (!) ноябрьских праздников. Так что «сезон» у нас может начаться в любой день любого времени года.

Из всего этого однозначный вывод: цены на топливо регулируются государством. Растут или сдерживаются под его присмотром. На это, кстати, регулярно жалуются независимые компании. И если «вдруг» бензин резко дорожает, виноваты вовсе не продавцы. Когда ситуация позволяет продать товар дороже, любой бизнесмен, разумеется, этим воспользуется. А ситуацию контролирует правительство.

Всех обуздать

Как известно, с 1 января повышены акцизы на топливо (на 3,7 тысячи рублей за тонну бензина, на 2,7 тысячи — за тонну ДТ). Увеличены налог на добычу полезных ископаемых (в том числе нефти) и ставка НДС. Надо ли ходить к гадалке, чтобы выяснить, как изменятся цены на АЗС?

Отдельный вопрос — могут ли что-нибудь сделать возмущенные игрищами нефтяников с государством автомобилисты, кроме как отказаться от автомобиля? В силах ли они повлиять на ценовую политику топливных компаний или настроения правительства?

В разное время в нескольких городах стихийно проходили пикеты — автомобилисты перекрывали въезды на АЗС. Приезжала полиция, всех разогнала.

Депутат Камчатского края из-за высоких цен на бензин пересел на лошадь и потребовал организовать ему место для привязи у здания правительства. Просьба не удовлетворена. Коллеги депутата выразили готовность скинуться на проездной.

Неизвестные организаторы назначили на 25 декабря прошлого года всероссийский протест против удорожания топлива: участники акции в полдень должны были заглушить моторы и остановиться — там, где в этот момент находились. Проект не был реализован, но произвел необхо­димый шум.

В 2009 году под эгидой Федерации автовладельцев России прошли митинги — не очень массовые, зато в десятках крупных городов, включая обе столицы. Требовали снизить пошлины и налоги (транспортный тогда подняли в два раза) и обуздать цены на топливо. Местные власти в некоторых регионах пообещали: обуздаем! А бензин продолжает дорожать, на 8–12 % в год.

У рядовых автомобилистов только два варианта действий, которые не бессмысленны. Первый — сократить поездки, избегать пробок, отточить навыки экономичной езды. А также не покупать машины с мощными моторами и требующие АИ‑95 (прощайте, некоторые двигатели ВАЗ!), крупные, тяжелые машины (прощай, УАЗ!), отдавать приоритет механическим коробкам передач. Второй, для многих утопический, - наращивать свои доходы.

Времена года


Содержание майского заявления РТС и НТС следует понимать так: мы вынуждены повысить цены на бензин, иначе разоримся! Но никаких специальных акций по сдерживанию цен не планировалось.

Реакция властей на «союзное» письмо, тем не менее, была. Федеральная антимонопольная служба вынесла предостережение главе НТС Павлу Баженову: публичные заявления о том, что за лето цены на бензин могут вырасти на 10–13%, расцениваются как нарушение антимонопольного законодательства. В переводе с казенного языка на понятный: только попробуйте поднять, и не надо так громко кричать!

Поэтому, скорее всего, летом топливо не подорожает на 4–5 рублей за литр. Может быть, на рубль-два, что не так страшно. Но после лета наступит осень, потом зима — так издревле повелось, и никто не в силах изменить порядок вещей.

При стабильном росте цен в худшем положении оказываются перевозчики: у большинства нет даже теоретической возможности перейти на более дешевое топливо. Высокий показатель потребления АИ‑92 объясняют старым парком легковушек. В реальности многие владельцы новых машин, которым завод предписывает 95‑й бензин, часто или постоянно используют АИ‑92 — он в среднем на 3 рубля дешевле.

В Германии АИ‑92 перестали продавать в 2010 году, там все сорта соответствуют октановому числу не менее 95. В России запрет на АИ‑92 собирались ввести в 2012‑м, но под давлением нефтяников и здравого смысла Минэнерго внесло поправки в регламент «О требованиях к бензинам».


Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Читать комментарии (30)

Самые новые
Загрузка...