Неизвестная история УАЗа Патриот: как его придумали на ВАЗе — журнал За рулем

Неизвестная история УАЗа Патриот: как его придумали на ВАЗе

Принципиально новый автомобиль Ульяновского автозавода рождался и мужал сложно и мучительно — аргументов против него было поначалу куда больше, чем за.

Рождению новой модели помогло само время, которое изменило сложившиеся в СССР вза­имоотношения производителя и потребителя. И конечно, сыграло свою роль горячее желание ульяновских инженеров наконец-то сделать и довести до конвейера не очередную модернизированную версию «козлика» или «буханки», а по-настоящему новый автомобиль.

Спасибо роботам

Это вовсе не легенда! Первым толчком к рождению нового внедорожника УАЗ‑3160 послужило то, что во второй половине 1980‑х годов конвейер Ульяновского автозавода лишился дешевой рабочей силы. Конструкция УАЗ‑469 подразумевала много ручной сварки, и многолетний дефицит внедорожников, которые поставлялись в основном в армию, побуждал заказчиков присылать на завод временных рабочих, чтобы потом получить вожделенные машины. Работали в Ульяновске даже выходцы из Вьетнама.

С появлением зачатков новой экономики — с исчезновением дефицита и рыночными преобразованиями в стране — стало ясно: надо если не избавляться от автомобиля, заточенного, в основном, под ручную сварку, то разбавлять модельный ряд более технологичными, современными кузовами. Но условие поначалу стояло жесткое: ничего больше в машине не менять! Хотя спрос на ульяновские внедорожники был стабильным, денег у завода на принципиально новую модель, тем не менее, не хватало — типичный советский случай.

Поскольку сварочные автоматы предстояло делать на станкостроительном производстве ВАЗа, дизайн нового УАЗа тоже доверили тольяттинским специалистам. Тем более что опыта в этой области у них было несравнимо больше. Так что машина на эскизах Владимира Степанова вовсе не случайно передком напоминала ВАЗ‑2110. Для УАЗа дизайн был революционный. Оставалось довести новый кузов до товарного металла и надеть на имеющуюся раму. Не так уж и сложно.

Таким видел новый УАЗ тольяттинский дизайнер Владимир Степанов. Реальный автомобиль очень близок к эскизу.
Таким видел новый УАЗ тольяттинский дизайнер Владимир Степанов. Реальный автомобиль очень близок к эскизу.

Трудный подросток

Вячеслав Осипов, который был одним из создателей и — некоторое время — ведущим конструктором внедорожника УАЗ‑3160, как-то рассказал мне, что на одном из совместных совещаний специалистов ВАЗа и УАЗа кто-то из тольяттинцев проворчал: «Вы пыта­етесь надеть на старуху свадебное платье».

Действительно, даже внешне УАЗ‑3160 выглядел странновато, если не сказать потешно. Старая рама с узкой (всего 1445 мм) колеей и короткой (2400 мм) базой зрительно делала его непропорци­онально высоким, коротким и узким. Поначалу была даже идея сделать базовый автомобиль трехдверным. Такие внедорожники выпускали в те годы несколько зарубежных компаний. Но для наших условий трехдверный вариант справедливо сочли неприемлемым. Оставалось радоваться тому, что удалось, а это более современный во всех смыслах кузов, гражданский приличный салон, революционная для ульяновских легковых внедорожников распашная дверь грузового отсека.

Стандартного ульяновского 78‑сильного мотора рабочим объемом 2,45 литра автомобилю явно было мало. УМЗ готовил уже двигатель объемом 2,9 литра в карбюраторном и впрысковом вариантах — мощностью до 105 л.с. Создатели УАЗ‑3160 смотрели и на более современный 16‑клапанный ЗМЗ‑406 мощностью 130 л.с., и на проектируемый на его базе дизель ЗМЗ‑514. Импортные моторы в качестве конвейерного варианта не рассматривали, поскольку по цене такой УАЗ приблизился бы к иномарке.

По дизайну УАЗ‑3160, конечно, не чета предыдущей модели, но очень уж непропорционален. Первый ульяновский автомобиль с гражданским салоном, пусть и далеким от совершенства. Распашная задняя дверь немного приблизила машину к стандартам класса.
По дизайну УАЗ‑3160, конечно, не чета предыдущей модели, но очень уж непропорционален. Первый ульяновский автомобиль с гражданским салоном, пусть и далеким от совершенства. Распашная задняя дверь немного приблизила машину к стандартам класса.

Постепенно ульяновские инженеры отвоевывали возможность хотя бы частично усовершенствовать начинку автомобиля. На базе 4-ступенчатой коробки передач сделали 5-ступенчатую. Появилась раздаточная коробка с одним рычагом — тоже революция для УАЗа. Схема переключения подразумевала, что понижающую передачу можно использовать лишь после подключения переднего моста. Наконец-то появились неразрезные мосты Spicer, уже прижившиеся на газовских машинах.

Появлению пружинной передней подвески (еще одна революция!) поспособствовали требования безопасности. Рессоры не позволяли сделать раму с достаточно сминаемыми при фронтальном ударе зонами, а без этого не могло быть и речи об экспорте. Благодаря пружинной передней подвеске немного улучшилась плавность хода и управляемость. Откровением для завода стали и передние дисковые тормоза, в доводке которых помогла фирма Lucas. А еще новый УАЗ получил гидро­усилитель рулевого управления.

Создатели нового автомобиля сразу предусмотрели оцинкованные (выделены зеленым) детали кузова.
Создатели нового автомобиля сразу предусмотрели оцинкованные (выделены зеленым) детали кузова.

Впервые серийный ульяновский автомобиль получил пружинную переднюю подвеску, усилитель руля и дисковые тормоза.
Впервые серийный ульяновский автомобиль получил пружинную переднюю подвеску, усилитель руля и дисковые тормоза.

В таком виде автомобиль в 1993 году впервые показали журналистам. «За рулем» писал тогда, что УАЗ‑3160 «далеко ушел от своего „отца“ и приблизился к современным зарубежным одноклассникам». Конечно, это было ненамеренным преувеличением — на радостях от появления очередной отечественной новинки. Главным же недостатком мы справедливо назвали короткую базу и узкую колею. Спорить с этим на заводе никто не собирался.

Юный друг

Первые автомобили понемногу пошли потребителям. В 1990‑е годы они невольно становились, по сути, испытателями — ездили на машинах, явно не доведенных до ума. Отчасти это было, конечно, интересно, но нравилось далеко не всем. Даже если абстрагироваться от низкой надежности и неаккуратной сборки первых экземпляров, было сложно не признать, что на дороге машина ведет себя немногим лучше старого УАЗ‑469.

Совершенствование внедорожника УАЗ‑3160 породило несколько малосерийных модификаций предыдущего семейства, в том числе УАЗ‑3159 Барс с мотором ЗМЗ‑409, длинной базой, широкой колеей и распашной задней дверью. По сути, это был прототип длинно­базного УАЗ‑3162.
Совершенствование внедорожника УАЗ‑3160 породило несколько малосерийных модификаций предыдущего семейства, в том числе УАЗ‑3159 Барс с мотором ЗМЗ‑409, длинной базой, широкой колеей и распашной задней дверью. По сути, это был прототип длинно­базного УАЗ‑3162.

Ульяновским инженерам понадобилось немало усилий, чтобы убедить руководство удлинить автомобиль. Причем начать пришлось с предка — внедорожника УАЗ‑31512. Логика начальства была примерно такова: портите старый, более дешевый кузов. «Испортили» и соорудили длиннобазный УАЗ‑3153, который оказался пусть и не массово, но востребованным. Его стали делать малыми сериями.

Выставочный пикап УАЗ‑2760 с одинарной кабиной и высокой надстройкой над кузовом.
Выставочный пикап УАЗ‑2760 с одинарной кабиной и высокой надстройкой над кузовом.

Только после экспериментов с «козлом» взялись за УАЗ‑3160: увеличили ему колесную базу на 360 мм (до 2760 мм) и присвоили обозначение УАЗ‑3162. Автомобиль стал вместительнее и обрел более гармоничную внешность. Улучшилась плавность хода — наконец-то «уазик» стал меньше «козлить». На управляемости растянутая база тоже сказалась положительно. И хотя короткий УАЗ‑3160 формально выпускали до 2005 года, интерес покупателей явно сместился к девятиместной машине.

Наконец, к началу 2000‑х годов часть машин стали комплектовать мостами с расширенной до 1600 мм колеей. Соответственно, на кузове появились расширители колесных арок, которые уж точно не портили автомобиль.

В серийных машинах идею приподнять заднюю часть крыши не воплотили.
В серийных машинах идею приподнять заднюю часть крыши не воплотили.

Дела семейные

Постепенно УАЗ‑3162, получивший имя Симбир, стал обрастать модификациями. Версия с увеличенной высотой крыши в серию не пошла: переделывать кузов дело хлопотное. Постепенно отсеивались двигатели. Ульяновский нижневальный 2,9‑литровый агрегат мощностью 105 л.с., в основе конструкции которого лежал мотор ЗМЗ‑21 середины 1950‑х годов, явно устарел. В Ульяновске работали над верхневальным двигателем УМЗ‑249 с цепным приводом, рабочим объемом 2,9 литра и мощностью уже 150 л.с., но до серии его так и не довели.

Наш редакционный УАЗ‑31622 Симбир с колесной базой 2760 мм и двигателем ЗМЗ‑409 мощностью 131 л.с.
Наш редакционный УАЗ‑31622 Симбир с колесной базой 2760 мм и двигателем ЗМЗ‑409 мощностью 131 л.с.

Конечно, солидному внедорожнику требовался дизель. ЗМЗ‑514 удовлетворял испытателей и — тем более! — потребителей весьма условно. Мощности 91 л.с. при 4000 об/мин и момента 196 Н·м при 2500 об/мин более-менее хватало, но надежность оставляла желать лучшего. Дизельную версию из списка товарных вскоре убрали. Оставался (и остался до сих пор!), по сути, лишь 2,7‑литровый бензиновый ЗМЗ‑409 мощностью 130 л.с. при 4400 об/мин.

Расплодившиеся в самом конце прошлого века тюнинговые фирмы пытались ставить на УАЗ импортные агрегаты — вплоть до умопомрачительного для такой машины 205‑сильного двигателя Toyota. Но о серии не могло быть и речи. Разгон до 100 км/м меньше чем за 14 секунд и максималка под 155 км/ч впечатляли, однако большинство покупателей ждало от УАЗа совсем иных добродетелей. Не прижились на заводских машинах и иные импортные дизели — польский Andoria и итальянский VM Motori. Автомобили оказались дорогими, а потому практически невостребованными.

УАЗ‑3165 Симба в большой степени — развитие проекта Симбир. Опытный минивэн был куда более легковым, чем серийная пассажирская «буханка».
УАЗ‑3165 Симба в большой степени — развитие проекта Симбир. Опытный минивэн был куда более легковым, чем серийная пассажирская «буханка».

Кстати, с Италией связан забавный эпизод истории УАЗ‑3160. Много лет дорабатывала и продавала там УАЗы компания Martorelli, но вдруг нашим внедорожником заинтересовалась и фирма De Tomaso, известная в свое время… спортивными суперкарами. Причем декларировались не только продажи, но и планы в кратчайшие сроки наладить сборку машин с 115‑сильным дизелем VM Motori!

Семейство Симба подразумевало множество модификаций, включая УАЗ‑27722 с высокой крышей.
Семейство Симба подразумевало множество модификаций, включая УАЗ‑27722 с высокой крышей.

Правда, даже в конце романтических 1990‑х годов в такие перспективы мало кто верил. УАЗы, собранные в Италии, так и не появились (дилеры, торгу­ющие нашими внедорожниками, есть там и по сей день), да и компания De Tomaso прекратила существование. Зато в 1999‑м показали первый пикап УАЗ‑2760 с колесной базой 3000 мм и простой однорядной кабиной. Следом появи­лся вариант с четырехдверной кабиной — УАЗ‑2362, предок нынешнего уазовского Пикапа на базе Патриота.

На опытные образцы ставили дизель ГАЗ‑560, который понемногу собирали в Нижнем Новгороде по лицензии австрийской фирмы Steyr. Двигатель объемом 2,1 литра развивал 95 л.с. (обещали и 110‑сильный вариант с интеркулером) и в целом неплохо себя показал на ГАЗелях и Волгах (дизельная Волга, к слову, была в редакционном парке). Но мелкосерийное производство моторов семейства ГАЗ‑560 постепенно сошло на нет. И УАЗы, в том числе представленный в 2000 году бортовой грузовик УАЗ‑2360, остались всё с тем же, по сути единственным, бензиновым заволжским двигателем, хорошо знакомым и по нынешним Патриотам.

Бортовой грузовик УАЗ‑2360 поначалу предлагали и с 90‑сильным дизелем ЗМЗ‑514.
Бортовой грузовик УАЗ‑2360 поначалу предлагали и с 90‑сильным дизелем ЗМЗ‑514.

Из Симбира вырос и очень интересный проект начала 2000‑х годов — Симба, семейство автомобилей, которыми планировали со временем заменить «буханки» (грузовые и пассажирские УАЗы, родившиеся во второй половине 1950‑х). Это семейство предполагало минивэн, бортовой грузовик на 850 кг, фургон, а также любые другие модификации на базовом шасси с колесной базой 3000 мм и колеей 1675 мм. На прототипах опробовали дизельный ГАЗ‑560 и бензиновый ЗМЗ‑409. В планах была даже версия с постоянным полным приводом и блокировкой межосевого дифференциала. Но, как и иные смелые проекты начала нынешнего века, этот развития не получил. А ведь идея была интересная.

УАЗ‑2362 — прообраз нынешнего автомобиля УАЗ Пикап, созданного на базе Патриота.
УАЗ‑2362 — прообраз нынешнего автомобиля УАЗ Пикап, созданного на базе Патриота.

Доведенный, наконец, до ума УАЗ‑3162 и стал в итоге Патриотом, возможности модернизации которого, судя по всему, по-прежнему неисчерпаемы. Даже до автомата дело дошло. С тех пор как журналистам «За рулем» впервые довелось поездить на УАЗ‑3160, прошло чуть больше четверти века.

  • Что иностранцы творят с нашими УАЗами, смотрите тут.

Фото: УАЗ, из архива автора
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Отзывы о УАЗ Patriot (266)

УАЗ 2010 / срок владения до 6 месяцев

Комментарий:

Что может быть прекраснее, чем то, что все допы на тачке уже сертифицированы? Я в свое врем так намучился с ними, а теперь УАЗовцы снимают этот головняк) Красавчики. Ну и цвет шикарный у модели

Написать отзыв

Читать комментарии (19)

Самые новые
Загрузка...